Дом политкаторжан

Дом политкаторжа́н — жилой дом эпохи конструктивизма на углу Троицкой площади и Петровской набережной в Санкт-Петербурге.

Построен в 1931—1933 годах по проекту архитекторов Г. А. Симонова, П. В. Абросимова и А. Ф. Хрякова для Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев.

Один из первых домов-коммун в Ленинграде. Состоит из трёх шести- и семиэтажных корпусов. расположенных незамкнутым прямоугольным треугольником, вмещающих 200 квартир. В корпусах галерейного типа — гипотенузе и катете этого треугольника, выходящем на Петровскую набережную, — размещены двухкомнатные квартиры, а в корпусе секционного типа — катете, выходящем на Троицкую площадь, — трёхкомнатные, причём ёмкость квартир предполагалась из расчёта одного человека на комнату. Главный корпус обращен протяжённой стороной к открытой площади, а узким торцом — к Неве. Два корпуса имели коридорную планировку с двухкомнатными квартирами, ориентированными на юг.

Внешний облик здания практически не изменился, хотя его окружение стало совсем иным. Динамика асимметричной композиции сильнее всего выражена в структуре главного корпуса, состыкованного из двух неравных по высоте, взаимно сдвинутых пластин. В месте уступчатого сочленения они дополнительно связаны балконами и навесом на тонких круглых столбах образуя при этом вход во двор-колодец. Общественная зона выделена внизу горизонтальной линией остекления. Создающей иллюзию, будто основной массив плывёт над невесомым прозрачным основанием. Торец дома превращён в полуцилиндр (подобные закруглённые элементы нередко встречаются в постройках Г. А. Симонова), смягчающий поворот к бывшей Петровской улице.

В расчёте на общественное питание в квартирах предусматривались лишь кухни-шкафы. В первых этажах находились зрительный зал и столовая, был свой детский сад, библиотека, клуб, солярий, гаражи. В дальнейшем квартиры были перепланированы, каждая получила нормальную кухню. Главный — выходящий на Троицкую площадь — фасад несёт на себе отпечаток супрематических композиций.

Соловецкий камень

В память о многочисленных репрессированных обитателях дома в сквере на Троицкой площади в 1990 году был установлен Соловецкий камень, а на доме во дворе — мемориальная доска; автор Богомолов, сын Ивана Дмитриевича Богомолова, члена общества Политкаторжан и ссыльнопоселенцев и Шлиссельбургского землячества, расстрелянного в сентябре 1938 года.

Жилой дом

Дом Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев

59°57′10″ с. ш. 30°19′41″ в. д.

Страна

Россия

Санкт-Петербург

Троицкая площадь, дом 1

Архитектурный стиль

конструктивизм

Строительство

1931—1935 годы

Статус

Объект культурного наследия народов РФ регионального значения. Рег. № 781410078910005 (ЕГРОКН). Объект № 7830691000 (БД Викигида)

> См. также

  • Дом-коммуна
  • Дом-коммуна инженеров и писателей
  • Авангард в архитектуре Ленинграда

Примечания

  1. Измозик В. С., Лебина Н. Б. Петербург советский: «новый человек» в старом пространстве. 1920-1930-е годы (Социально-архитектурное микроисторическое исследование). СПб.: Крига, 2010. С. 1150—1151.
  2. Курбатов Ю. И. Петроград — Ленинград — Санкт-Петербург: Архитектурно-градостроительные уроки. СПб.: Искусство-СПб, 2008. С. 35—37.

Авангард в архитектуре Ленинграда

Авангард (конструктивизм) в архитектуре Ленинграда — направление в архитектуре советского периода, вторая половина 1920-х — начало 1930-х годов (некоторые объекты вводились до конца 1930-х).

Русская революция, построение нового государства и общества, «нового быта», восстановление страны после Гражданской войны, борьба с нехваткой жилья, неграмотностью, электрификация и индустриализация поставили перед архитекторами новые задачи. Приводимый ниже перечень упорядочен по типам построек, а однотипные постройки — по времени строительства, чтобы лучшим образом это продемонстрировать.

Значительная часть построек этого периода представляет собой совершенно новые функциональные типы зданий: дома культуры, дома-коммуны, фабрики-кухни — и новый подход к городскому планированию и застройке (жилмассивы).

Большинство построек сосредоточено в «зонах роста» того периода — на заводских окраинах, формируя вокруг Петрограда новое кольцо застройки, хотя целый ряд зданий был возведён и в историческом центре.

Язык, использованный архитекторами этого периода, весьма разнообразен и разнороден: от полного отрицания накопленного архитектурой опыта до его бережного сохранения для включения в окружающую застройку — но важность функционального назначения здания при его визуализации всегда сохранялась. Эта черта вернулась в ленинградскую архитектуру после двадцатилетнего перерыва на сталинский неоклассицизм 1940—1950-х годов, чтобы оставить значительный след, прежде всего, в застройке «спальных» районов, ещё одним кольцом охвативших город в 1960—1980-х годах.

Бибергаль, Екатерина Александровна

Екатерина Александровна Бибергаль (1879, Благовещенск — 1959, Ленинград) — российская революционерка, дочь политкаторжанина-землевольца. Член партия социалистов-революционеров, состояла в боевой организации ПСР. Активная участница революции 1905—1907 годов в России. В 1907 году приговорена к 8 годам каторжного заключения. В советское время в 30-е годы была неоднократно репрессирована. Осуждалась на длительные сроки тюремного заключения и ссылки. Полностью реабилитирована 7 сентября 1989 года.

В 1903—1906 годах первый революционный руководитель, любовь и муза Александра Грина (Гриневского). Упомянута в рассказах «Маленький комитет», «На досуге». Некоторыми исследователями рассматривается как один из прототипов главной героини повести Алые паруса Ассоли.

Дом-коммуна

Дом-комму́на — яркое архитектурное и социальное явление 1920-х — начала 1930-х годов, ставшее воплощением пролетарской идеи «обобществления быта», одно из проявлений эпохи советского авангарда.

Дом-коммуна инженеров и писателей

Дом-комму́на инжене́ров и писа́телей — авангардное здание эпохи конструктивизма в Санкт-Петербурге, располагающееся на углу улицы Рубинштейна и Графского переулка и получившее яркое прозвище «Слеза социализма» (а его обитатели стали именоваться «слезинцами»).

Построен на паях группой молодых инженеров и писателей в 1929—1931 годах по проекту архитекторов А. А. Оля, К. А. Иванова и А. И. Ладинского «в порядке борьбы со „старым бытом“». Функциональная новизна дома-коммуны гостиничного типа была ориентирована на обобществлённый быт, что несло массу неудобств его обитателям.

Это признавала даже такая убеждённая комсомолка, как Ольга Берггольц — пожалуй, самая знаменитая обитательница дома-коммуны, прожившая здесь на пятом этаже в квартире № 30 с 1932 по 1943 год, о чём свидетельствует установленная на доме памятная доска.

Как говорили сами «слезинцы», «фаланстера на Рубинштейна, 7 не состоялось». В первой половине 1960-х годов была проведена перепланировка, каждая квартира получила отдельные кухню и туалет.

Один из примечательных архитектурных приёмов, использованный в здании — сочетание скатной крыши шестого этажа и террасы пятого. Фасад в целом повторяет традиционную тектонику соседних зданий и сомасштабен окружающей застройке.В 2018 году в издательстве «Common place» вышла составленная писателем Евгением Коганом книга «Слеза социализма. Дом забытых писателей».

Дом Общества политкаторжан (Новосибирск)

Дом общества политкаторжан — жилой дом в стиле конструктивизма, построенный в 1933 году по проекту архитектора Б. А. Гордеева. Расположен в Центральном районе Новосибирска. Объект культурного наследия народов России регионального значения.

Жилище

Жили́ще — тра­ди­ци­он­ное, по­строй­ка или при­род­ное ук­ры­тие, при­спо­соб­лен­ное для оби­та­ния че­ло­ве­ка. По­ми­мо прак­тической функции, жилище вы­пол­ня­ет сим­во­лическую роль — во­пло­ща­ет идею струк­ту­ри­ро­ван­но­го че­ло­ве­че­ско­го куль­тур­но­го про­стран­ст­ва, защищённого от внеш­не­го хао­са, осу­ще­ст­в­ля­ет связь с пред­ше­ст­вую­щи­ми по­ко­ле­ния­ми се­мьи или ро­да. В этом смыс­ле под жилищем подразумевается не толь­ко собст­вен­но жи­лая по­строй­ка, но и дом в ши­ро­ком по­ни­ма­нии сло­ва, вклю­чая поселение, стра­ну, ойкумену в це­лом.

Под жилищем понимаются квартирные дома постоянного проживания, общежития для проживания во время работы или учёбы, гостиницы для кратковременного проживания. К квартирным домам относится дома гостиничного типа и дома-интернаты для престарелых.

Внешний вид, материал для стен и внутреннее строение жилищ весьма разнообразны (материалом может быть дерево, брезент, камень, бетон, земля, кирпич, сталь, и даже стекло, кость или снег).

Клуб Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев

Выявленный объект культурного наследия № 2960194

Клуб Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев — здание в стиле конструктивизма, расположенное по адресу Поварская улица, 33, строение 1 в Центральном административном округе Москвы. Объект культурного наследия регионального значения, место дислокации театра киноактёра.

Никитин, Николай Васильевич (1907)

Никола́й Васи́льевич Ники́тин (1907 — 1973) — советский архитектор и учёный в области строительных конструкций. Лауреат Ленинской премии. Автор проекта Останкинской башни, высотного здания МГУ на Ленинских горах.

Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев

Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев — общественная организация в СССР, работавшая в 1921—1935 годах.

Петровская набережная (Санкт-Петербург)

Петро́вская на́бережная — набережная правого берега реки Невы на Петроградском острове в Санкт-Петербурге. Проходит от Каменноостровского проспекта и Троицкой площади до Петроградской набережной.

Прибылёва-Корба, Анна Павловна

Анна Павловна Прибылёва-Корба (урождённая Мейнгардт; 9 ноября 1849 Тверь Тверской уезд Тверская губерния Российская империя — 9 декабря 1939 Ленинград РСФСР СССР) — русская революционерка, член Исполнительного комитета «Народной воли», член партии социалистов-революционеров, историк, редактор, общественный деятель.

Троицкая площадь Петроградской стороны

Тро́ицкая площадь П. С. — старейшая площадь Санкт-Петербурга. Расположена в Петроградском районе, между Петровской набережной и улицей Куйбышева.

Улица Фрунзе (Новосибирск)

Улица Фру́нзе — улица в Новосибирске. Проходит от проспекта Димитрова до улицы Кошурникова.

Улица Чаплыгина (Москва)

У́лица Чаплы́гина — улица в центре Москвы в Басманном районе между Большим Харитоньевским переулком и улицей Покровка.

Интересные факты:

Дом стал одним из первых домов-коммун в Ленинграде, он был построен по инициативе и на средства Ленинградского Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев, куда входили сторонники разных политических партий — большевики, меньшевики, эсеры, бывшие народовольцы и остальные, пострадавшие в годы борьбы с царизмом. Расселение жильцов в коммуне предполагалось из расчета один человек на комнату с общим бытом — дом включал в себя зрительный зал, столовую, детский сад, магазин-распределитель, библиотеку, клуб, музей каторги, солярий, прачечную и гаражи.

Дом политкаторжан в плане выглядит как треугольник и состоит из трех корпусов высотой шесть и семь этажей с внутренним двориком. Главный фасад выдержан в стилистике супрематических композиций, он асимметричен и состыкован из двух неравных по высоте корпусов, взаимно сдвинутых друг на друга. В месте сочленения они связаны балконами и навесом на тонких круглых столбах. Общественная зона первого этажа выделена линией остекления. Торец дома превращен в полуцилиндр.

В доме политкаторжан было устроено 200 квартир. Два корпуса включали в себя двухкомнатные квартиры, а один (выходящий на Троицкую площадь) — трехкомнатные. Жилье было оснащено горячим водоснабжением и ваннами. Первоначально квартиры не предусматривали отдельной кухни (только кухни-шкафы для подогрева), а питаться жильцы должны были в общественной столовой. Но позже квартиры были перепланированы и каждая получила нормальную кухню.

В июне 1935 года Общество политкаторжан было ликвидировано, а большинство жильцов — 132 семьи — репрессировано. В 1987 году на Доме политкаторжан была установлена памятная мраморная доска, а в 1990 году на Троицкой площади был заложен Соловецкий камень — памятник всем жертвам ГУЛАГа.

Крыша дома политкаторжан пользуется популярностью у руферов, потому что с нее открывается очень красивая панорама ближайших окрестностей.

Дом политкаторжан включен в Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность.

Адрес: г. Санкт-Петербург, Троицкая площадь, 1.
Дом политкаторжан на карте: Как добраться: Здание находится на углу Троицкой площади и Петровской набережной.

Ближайшая станция метро — «Горьковская». Наземный транспорт — остановка «Троицкая площадь».

Туристу на заметку:

Посещение дома политкаторжан будет интересно туристам, интересующимся архитектурой первой половины XX века, а также может стать одним из пунктов экскурсионной программы во время знакомства с соседними достопримечательностями — Петропавловской крепостью (где расположен Государственный музей истории Санкт-Петербурга), Военно-историческим музеем артиллерии, инженерных войск и войск связи, Кронверкской набережной, Каменноостровским проспектом, Александровским парком, Троицким мостом, Соборной мечетью, особняком Кшесинской (где расположен Музей политической истории России), Троицкой площадью, зданием Ленпроекта, памятником жертвам ГУЛАГа, часовней Троицы Живоначальной, дворцом Николая Николаевича, Петровской набережной, домиком Петра I.

> См. также

  • Дом-коммуна
  • Дом-коммуна инженеров и писателей
  • Авангард в архитектуре Ленинграда
  1. Измозик В. С., Лебина Н. Б. Петербург советский: «новый человек» в старом пространстве. 1920-1930-е годы (Социально-архитектурное микроисторическое исследование). СПб.: Крига, 2010. С. 1150—1151.
  2. Курбатов Ю. И. Петроград — Ленинград — Санкт-Петербург: Архитектурно-градостроительные уроки. СПб.: Искусство-СПб, 2008. С. 35—37.

Это заготовка статьи об архитектуре. Вы можете помочь проекту, дополнив её.
Это заготовка статьи о Санкт-Петербурге. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

В 1929 – 1933 годах на самой старой площади Санкт-Петербурга — Троицкой (в 1923 году она была переименована в площадь Революции; ныне ей возвращено историческое название) был возведен шестиэтажный жилой дом. Он был построен на средства и по инициативе членов Ленинградского Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев. При этом среди этих членов были сторонники разных политических партий – большевики, меньшевики, эсеры, бывшие народовольцы и др.

Над разработкой проекта дома работали сразу три архитектора – Г.А. Симонов, П.В. Абросимов и А.Ф. Хряков. Здание имеет практически треугольную в плане форму с внутренним озелененным двором. Главные корпуса здания выходят к площади и на Неву. Архитектурный облик дома строг и выразителен: темно-серые бетонные корпуса словно врезаны друг в друга. Фасады здания имеют лоджии и балкончики. Этот дом было построен как дом-коммуна, в котором жильцы имеют общий быт. Поэтому, в частности, в квартирах не были запланированы кухни, но имелось много общественных помещений (в основном на первом и втором этажах). Здесь были столовая-ресторан, магазин о продуктовый распределитель, гостиные, комната для занятий, детские комнаты, библиотека, клуб, музей каторги и ссылки и даже театр на пятьсот мест. В подвале дома предусматривалась механизированная прачечная, а на крыше – солярий и видовая площадка.

В Доме политкаторжан имелось более ста сорока квартир. Каждая квартира состояла из двух – пяти комнат, со всеми удобствами, в том числе горячим водоснабжением и ваннами (в то время это было редкостью). Поскольку жить без кухонь все-таки оказалось неудобно, позднее дом перестроили. Из общественных помещений остался только детский сад и библиотека. В июне 1935 года Общество политкаторжан было ликвидировано, из дома было выселено и подвергнуты репрессиям сто тридцать две семьи.

В 1987 году в память о жертвах этого террора на Доме политкаторжан была установлена мраморная доска. Позже, в 1990 году, в сквере на площади Революции (Троицкой) был заложен памятник «Жертвам политических репрессий в Петрограде – Ленинграде». Мемориал на площади был создан известным скульптором М.М. Шемякиным и торжественно открыт в 1995 году. На набережной Робеспьера также были установлены два сфинкса (самые молодые в Петербурге).

Чаплыгина, 15. Дом Серебряковой – Дом политкаторжан

Чаплыгина, 15 – когда-то здесь стоял дом Серебряковой. Евдокия Гавриловна Серебрякова владела домом в 1900-1914 гг. Её муж Владимир Михайлович Серебряков был врачом Мясницкой городской больницы.

Кооперативый дом политкаторжан по адресу Чаплыгина, 15 построили в 1930 г. по проекту Н.В. Ликина и Д.П. Знаменского.

Чаплыгина, 15 С5 Дом политкаторжан Общество политкаторжан

На доме доска: «Общество бывших политкаторжан и сс поселенцев». «СС», видимо, – сокращение слова «ссыльных». Могли написать и ОБПКиСП. В те времена аббревиатуры-монстры были в моде. Расположена доска над входом по центру дома, но между вторым и третьим этажами. Так и кажется, что хотелось, чтобы это подобие мемориальной доски не бросалось в глаза.

Стены дома политкаторжан можно было бы украсить мемориальными досками не хуже стен Дома правительства на набережной в назидание желающим «до основания разрушить весь мир насилья». В разрушении они преуспели, новый мир построить не удалось. Построили только мирок: рядом был ещё один Дом политкаторжан.

Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев создали 12 марта 1921 г. для сбора данных по истории революционного движения. В него входили большевики, меньшевики, анархисты, социал-революционеры и т.д.

Журнал Общества «Каторга и ссылка» печатал воспоминания революционеров, прошедших царские тюрьмы, каторги, ссылки, эмиграцию.

Кроме того, Общество распределяло среди своих членов деньги, места в санаториях и больницах, жильё. Во времена разрухи, последовавшей после переворота 1917 г., это было существенной «социальной» поддержкой.

В 1930-х гг. широкая платформа Общества политкаторжан уже не устраивала партийную верхушку большевиков. И дело было не только в борьбе за господство над прошлым. Экономические взгляды «политкаторжан» сильно отдавали «народничеством» и мало соответствовали реальной ситуации.

Как стыдливо написано в БСЭ, Общество политкаторжан «прекратило существование в 1935 г.»

Главного редактора журнала «Каторга и ссылка» И.А. Теодоровича в июле 1937 г. арестовали и 20 сентября того же года расстреляли. Не забыли и остальных членов общества. Почётное звание «Политкаторжанин» стало смертельно опасным и превратилось в «потомственное». В том же году «прекратило своё существование» Общество старых большевиков.

Когда в начале 30-х годов прошлого века сначала в Москве, а затем и в Санкт-Петербурге для бывших революционеров — узников царизма были построены специальные жилые дома, названные в народе «домами политкаторжан», едва ли кто разглядел в этом названии не просто злую иронию, а грозное предзнаменование той судьбы, которая была уготована их обитателям…

Этот внушительный сталинский дом на Покровке, 37 невольно привлекает к себе внимание всякого, кто имеет хотя бы приблизительное представление об архитектурном стиле конструктивизма и том времени, когда он широко применялся в городской застройке Москвы. Тяжёлое основание с обширной пристройкой первого этажа, в котором и по сей день располагается Союз художников России, устремляющийся от него ввысь и потому кажущийся таким лёгким эркер в левой части фасада, равно как украшенный лепниной декоративный карниз в сочетании с бесконечным рядом пилястр, подчеркивающих монументальность здания — словом, всё говорит о том, что этот дом начала 30-х годов предназначался не для простых граждан Страны советов.

«Дом общества политкаторжан» по ул.Покровка, 37. «Дом общества политкаторжан» по ул.Покровка, 37. С незапамятных времён в этом доме расположен Союз художников РСФСР, теперь России.

И это действительно так. Дом на Покровке, 37, равно как и находящийся через двор от него шестиэтажный дом на ул.Чаплыгина, 15, предназначались не для кого-нибудь, а для борцов революции — бывших узников царизма, недавних политкаторжан, ставших героями нового советского времени. Как это было принято в начале 1930-х годов, новый дом — коммуна должен был обладать всей необходимой инфраструктурой, включая собственную котельную. При этом «парадная» сторона дома на Покровке, 37 — то есть обращённая непосредственно на улицу — была строгим воплощением единства рядов борцов за мировую революцию: минимум частного, минимум отличий, лишь стройные ряды колонн и не совсем обычных для жилых зданий почти квадратных окон. Зато выходящая в обширный тенистый двор обратная сторона дома была истинным воплощением мещанского счастья: тихая и спокойная, она перекликалась с расположенным по ту сторону двора с фонтаном домом на ул.Чаплыгина, 15 своими просторными балконами, на которых ветераны «минувших дней» могли спокойно встречать старость, обмениваясь друг с другом воспоминаниями боевой юности.

Обратная сторона дома по адресу ул.Покровка, 37 Через обширный тенисты двор с фонтаном дом № 37 по ул.Покровка соединялся с двором другого «Дома политкаторжан» — по ул.Чаплыгина № 15 (на фото)

Что касается шестиэтажного дома по ул.Чаплыгина, то он примечателен разве что своими необычными — во всю длину фасада — общими балконами второго этажа. У дверей центрального входа, довольно помпезного и не вполне со вкусом оформленного, в наши дни сверкает золотом табличка «Государственная инспекция по маломерным судам МЧС России». А вот чтобы разглядеть вторую табличку, придётся задрать голову: небольшая по размеру, расположена она почему-то на уровне второго этажа. За многие десятилетия буквы на табличке настолько залиты краской, что с улицы их почти не разглядеть — ясно виднеется лишь надпись СССР и какая-то решётка с расходящимися от неё лучами. Чтобы прочесть многократно закрашенную надпись, понадобится фотоаппарат с зумом или смартфон с интернетом, и лишь тогда можно узнать, что надпись на табличке гласит «Общество бывших политкаторжан и с.с. поселенцев». Аббревиатура «СС» не должна вводить в смущение — это всего лишь сокращение от слова «ссыльнопоселенцев». Именно так звучало полное название созданного ещё в 1921 году первого (и последнего) в СССР общества старых революционеров — бывших политзаключенных и ссыльных царского режима. Режим этот в те годы принято было называть «кровавым», хотя самим фактом своего благополучного существования общество бывших политкаторжан, казалось бы, должно было противоречить этому эпитету.

Дом бывших политкаторжан на Чаплыгина, 15 (слева). Памятная табличка-барельеф над аляповатым входом в центральный подъезд бросается в глаза не сразу. Чтобы прочесть её, придётся не только задрать голову, но и изрядно напрячь зрение. Разорванная решётка и свет правды, бьющий сквозь неё — типичные символы 1920-х годов. Внутренний двор дома на Чаплыгина, 15. Слева хорошо видна труба собственной котельной.

Главным идеологом и создателем общества политкаторжан выступил человек, положивший начало куда большему, нежели при «кровавом царизме», террору и репрессиям: глава ВЧК Феликс Эдмундович Дзержинский. Вместе с ним в роли основателей общества выступили главный безбожник СССР Емельян Ярославцев (это благодаря ему уже в первые годы советской власти политзаключенными стали тысячи священников — см.заметку «Опричники новой веры»), а также зять В.И.Ленина народный комиссар рабоче-крестьянской инспекции СССР Ян Рудзутак.
Создание «Общества бывших политкаторжан» носило, безусловно, пропагандистский характер. Едва успев оформиться в 1921 году, насчитывая всего пару сотен членов, Общество бывших политкаторжан уже год спустя выступает соучредителем МОПРа — Международного общества помощи борцам революции (о нём см. заметку «От борца до жертвы»). Эта организация была призвана оказывать помощь томящимся в застенках революционерам всех стран. Эмблемой МОПРа была всё та же тюремная решётка — из которой виднелась человеческая рука, размахивающая красным платком. В эпоху, когда многие в СССР ещё считали, что мировая революция вот-вот наступит, МОПР вёл огромную пропагандистскую работу и активно расширял свои ряды.

Значок МОПР из коллекции «Маленьких историй» Решетка и рука с красным платком — эмблема МОПР. Плакаты МОПР — Международного общества помощи борцам революции.

Однако трудно было говорить о помощи иностранным борцам революции, не продемонстрировав заботу о своих собственных, советских. К тому же в начале 1920-х годов большевики ещё были вынуждены признавать вклад в революционное дело своих идейных противников и «попутчиков» — эсеров, меньшевиков и т.д., в противном случае революция не выглядела бы поистине «всенародной». А тем временем сотни и тысячи этих вчерашних «борцов», не обогретых лучами новой власти, обивали пороги судов и партийных организаций своих вчерашних «товарищей», требуя заслуженной ими доли общественных благ ну или хотя бы угол в квартире «с уплотнением», как в послереволюционные годы называли принудительное заселение жильцов в квартиры представителей «классово чуждого элемента». Общество бывших политкаторжан, таким образом, было призвано продемонстрировать благодарность новой советской власти своим вчерашним «попутчикам», а заодно создать инфраструктуру, позволяющую «борцам революции» вести более сносную жизнь. Поэтому Общество бывших политкаторжан быстро обрастало инфраструктурой: строились собственные санатории и клубы, появлялись собственные издательства и типографии и, наконец, собственные жилые дома.

Издание Общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев. Книжное издательство Общества публиковало труды «старых революционеров». Многие из них, кто доживёт до 30-х годов, станут жертвами сталинских «чисток»

Вот в этом здании, если нумерация домов не изменилась, располагалась редакция Издательства общества бывших политкаторжан.

Иногда эти сооружения носили странные по нынешним меркам названия. Так, будущий Клуб Общества бывших политкаторжан и ссыльно-поселенцев была решено назвать броско и понятно: «Дворец каторги и ссылки», однако в историю он всё же вошёл как Московский театр киноактёра. В 1924 году здание задумывалось как музей истории революции и жертв царского политического террора. Проект заказали братьям Леониду, Виктору и Александру Весниным и окончательно утвердили в 1927 году. Строительство заняло почти 7 лет. Клуб достроили в 1934 году — правда, здание музея так и осталось лишь в проекте. Театром киноактера впервые бывший клуб стал лишь в 1946 году, потом здесь располагался Дом кино, но уже в 1969 году Театр киноактера вернулся сюда и уже не покидает это здание вплоть до сегодняшнего дня. Здание театра арендует

Будущий Театр Киноактёра в проекте Театр киноактёра в наши дни остался лишь в вывеске. Истинными хозяевами тут стали Академия Н.С.Михалкова и многочисленные рестораны. Нынешние хозяева Театра мало напоминают политкаторжан.

Был у Общества политкаторжан и свой санаторий. Им стало бывшее поместье «Михайловское» графа Сергея Дмитриевича Шереметьева в нынешнем Троицком административном округе Москвы, неподалёку от посёлка с известным названием Шишкин Лес. Здесь на протяжении долгого времени проходили лечение не только старые большевики, но и новые партийные бонзы. В последующие годы и до наших дней здесь был санаторий, правда, прекративший свою деятельность весной 2016 года.

Пансионат «Михайловское» — санаторий «бывших политкаторжан» — в наши дни. Пансионат «Михайловское» — санаторий «бывших политкаторжан» — в наши дни.

Однако пиком расцвета Общества политкаторжан, ставшего к 1930-м годам всесоюзным и насчитывавшим уже десятки тысяч членов, стало строительство собственных жилых домов по модному в те годы принципу дома-коммуны. Первые дома появились в Москве в 1930-1933 гг. В столице для Общества политкаторжан был выделен большой земельный участок на углу Машкова переулка (ныне ул.Чаплыгина) и улицы Покровка. Здесь-то и появились два больших жилых дома, соединённые общим двором. В одном из них, на Покровке, 37, сейчас располагается Союз Художников России, а во втором (на нынешней улице Чаплыгина, 15) — Инспекция по маломерным судам МЧС. Третий дом появился в Ленинграде на Троицкой площади: он насчитывал 144 просторные квартиры с ванной и горячей водой. Правда, в них не было кухонь: дом-коммуна предполагал централизованное питание жильцов.

Дом политкаторжан в Санкт-Петербурге.

Но долго радоваться героям революции не пришлось. Злая ирония судьбы: большинство бывших политкаторжан, переживших царские ссылки и тюрьмы, не смогли пережить первой волны сталинских репрессий. К середине 1930-х годов стало ясно, что мировая революция если и произойдёт, то не скоро. В воздухе всё отчетливее пахло войной, и кто его знает, как поведут себя в этом случае бывшие эсеры. К тому же ещё в 1928 году И.В.Сталин впервые выдвинул тезис об усилении сопротивления классовых врагов по мере продвижения к социализму. А в 1934 году, после того, как в Германии Адольф Гитлер одним ударом уничтожил «внутреннюю оппозицию» и прочие чуждые элементы внутри своей партии и её главного ударного отряда — штурмовиков, советские чекисты стали пристальнее присматриваться к деятельности вчерашних эсеров и меньшевиков, многие из которых состояли в обществе бывших политкаторжан и вообще до этого считались в СССР уважаемыми людьми.
Крутой поворот во внутренней политике произошёл достаточно внезапно: былые «заслуги» уже не принимались в расчёт, и в 1935 году Общество политкаторжан внезапно распустили, а вскоре среди жителей принадлежащих обществу домов-коммун начались первые аресты. Арестовывают не только классово чуждых выходцев из небольшевистских партий, но и заслуженных старых большевиков — недаром же они столько лет общались и даже жили бок о бок с «врагами народа»… А в 1937 году арестовывают и годом спустя расстреливают уже и самого сооснователя общества — Яна Рудзутака. К тому времени уже более 10 лет нет в живых главного вдохновителя «красного террора» Феликса Дзержинского, а Емельяну Ярославскому остаётся всего пять лет жизни.
К концу 1937 года в московских домах бывших политкаторжан почти не остаётся жильцов-мужчин: почти все они арестованы, причём большинство приговорены к расстрелу как враги народа и социально-чуждые элементы. Не лучше ситуация и в Ленинграде: в Доме политкаторжан в конце 1930-х годов были репрессированы 122 семьи! В память о жертвах этих репрессий на стене дома Общества бывших политкаторжан по ул.Покровка, 37 при желании можно найти небольшие стальные таблички проекта «Последний адрес» с выгравированными именами.

Последний адрес. Дом на Покровке, 37. Последний адрес Последний адрес

Впрочем, некоторые потомки бывших политкаторжан, въехавших сюда в 1930 году, проживают тут и поныне. Благо, дома эти считаются престижными, и цена за квадратный метр в них на сегодня составляет почти 500 тысяч рублей. Правда, способны на такие покупки в наши дни лишь борцы совершенно иной революции.

Рубрики: Путешествия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *