Большой Конюшенный мост

Расположенный в створе Конюшенного и Мошкова переулков, Большой Конюшенный мост пересекает Мойку, соединяя собою ее берега. Недлинный Конюшенный переулок незаметно переходит в Конюшенную улицу, которая выводит на Невский проспект, недалеко от Казанского собора. В обратном направлении, пройдя буквально несколько минут, можно очутиться на набережной Невы, между Дворцовой площадью и Летним Садом.

Первоначально, на месте Большого Конюшенного моста, существовал деревянный разводной мост, сооруженный в 1753 году, по проекту Германа ван Болеса. В то время набережная правого берега Мойки называлась Греческой, отчего и этот деревянный мост, обшитый досками и окрашенный «под камень», так же был известен, как Греческий. Возникновение этих названий было связано с тем, что в первые годы, после основания Петербурга, на северном берегу Мойки располагалась небольшая Греческая слободка, заселенная греками, нанятыми работать мастеровыми на Адмиралтейской верфи.

В 1828 году Греческий мост уступил свое место новому, однопролетному арочному сооружению из чугунных тюбингов, соединенных болтами. Этот мост, ставший именоваться Большим Конюшенным, из-за находящихся на левом берегу Мойки Главных императорских конюшен, был построен по проекту инженеров Е. А. Адама и В. К. Треттера.

Известно, что проект будущего Большого Конюшенного моста должен был соответствовать требованию, высказанному Николаем I – необходимо, чтобы мост соединил в себе «…всю возможную прочность и всю возможную красивость…». Нужно заметить, что в тот период времени, о котором идет речь, градостроители как раз стремились в своих творениях отразить всю красоту, парадность и величие русской столицы, так что подобное заявление императора не было чем-либо неожиданным или из ряда вон выходящим. Стараясь максимально удовлетворить требования государя, составление проекта было поручено инженер-полковнику Г. М. Треттеру, в то время как аналогичный проект Большого Конюшенного моста был уже разработан инженер-подполковником Е.А. Адамом, и более того — апробирован Комиссией проектов и смет ГУПС и ПЗ. Отчего проектирование одного моста было поручено сразу двум лицам, история умалчивает. Возможно, это было связано с тем, что администрация города решила не ограничивать себя в выборе решения поставленной градостроительной задачи, не объявляя, между тем, конкурса, и не поднимая ажиотаж.

Между тем, проектирование будущего Большого Конюшенного моста, длилось весьма долго и сложно. 2 марта 1827 года, Треттер получил предложение незамедлительно приступить к составлению проекта моста, который и был им представлен 31 марта 1827 года. Однако, предложенный Треттером план строительства, вдруг «сделался ненужным», так как другой проект, разработанный Адамом, был уже апробирован, и по нему была составлена смета.

Далее, в архивных документах говорится, что Адамом был вновь представлен новый проект моста 29 мая 1827 года, который и был утвержден императором 15 сентября того же года. Этот проект стал основой для детального проекта. Тем не менее, после разработки рабочего проекта, по неизвестным для нас причинам, Адам выполнил еще два варианта проекта моста — один в октябре 1827 года, а другой — в июле 1828 года.

Но даже на этом, проектная «эпопея» не закончилась. Случилось так, что при переговорах между представителями Совета путей сообщения и владельцем чугунолитейного завода Бердом, которые велись с целью размещения заказа на изготовление чугунных и металлических деталей, для сборки Большого Конюшенного моста, Берд предположил, что целесообразнее будет заменить чугунные ящики более легкими элементами — чугунными дугами. После этого разговора, спустя месяц, 28 января 1828 года, Адам получил новое предписание о составлении другого проекта, в котором несущими элементами пролетного строения должны были стать чугунные дуги, поскольку он отличаются легкостью и прочностью. Полученный заказ Адам выполнил, однако сведения о содержании данного проекта, и о причинах того, отчего эта схема не была дальше развита и не использовалась в практике петербургского мостостроения, отсутствуют. Так же не обнаружены и чертежи последнего варианта проекта с чугунными дугами, а потому трудно составить представление о преимуществах этой новой конструктивной схемы.

Как можно увидеть, проектирование относительно небольшого мостового сооружения затянулось аж на семнадцать месяцев. В конце концов, из числа многих, созданных за этот период времени, проектов, был осуществлен тот, который Адам составил в октябре 1827 года. Сооружение нового моста было возложено на автора его проекта. Кроме того, в качестве помощников, к нему были прикомандированы инженер-капитан В. А. Христианович и прапорщик Гензелинг, а надзор за работами осуществлял член Совета путей сообщения инженер генерал-майор Потье. Затянувшееся, из-за перипетий с проектированием, строительство моста началось 1 апреля 1828 года, а уже через девять месяцев, 6 декабря 1828 года, Большой Конюшенный мост открыт для движения.

Выполненные под своим руководством строительные работы, Адам охарактеризовал следующим образом: «…быки составлены из старых камней от ломки набережных и остатков прежних работ по Суворовскому мосту, но был произведен подбор их по цвету и по высоте… Что касается до внешних узоров — карнизов, фризов, кронштейнов, решеток и пр., то справедливость требует, чтобы я засвидетельствовал… отличное искусство, с которым оные отлиты в казенном литейном заводе».

Необходимо отметить, что придание внешнему облику Конюшенного моста «всей возможной красивости», которое являлось обязательным требованием этого социального заказа, не обуславливалось, однако, ни месторасположением сооружения, ни стилистической характеристикой окружающей его среды. Выстроенный на оси ничем не примечательного Мошкова (ныне Запорожского) переулка мост, должен был стать частью обычной жилой застройки, с типичными доходными домами. Таким образом, Большой Конюшенный мост явил собой строгое, и, вместе с тем, пышно декорированное архитектурное сооружение, которое на фоне унылой застройки, смотрелось так, будто бы попало не на свое место.

Тем не менее, архитектура Большого Конюшенного моста и его изысканный декор заслуживают того, чтобы их описание было более подробным. Итак, возведенный мост предстал однопролетным сооружением, со сборной чугунной аркой, которая покоится на каменных береговых устоях, одетых в гранит. Основаниями для устоев служат деревянные ростверки, опирающиеся на сваи. Длина моста составила 17,6 метров, а ширина – 11,6 метров. Естественно, что Большой Конюшенный мост, проектируемый с такой тщательностью, выделился своей исключительной пышностью декора. Закрывающие пролетное строение, имеющее криволинейное очертание, фасадные профилированные чугунные доски, украшены барельефно изображенной орнаментикой. Перила моста составлены из часто расставленных дротиков с накладной арматурой и переплетенных венков, пронизанных копьевидными шестами с наконечниками. Поддерживают перильные ограждения плоские фигурные кронштейны. Фонарные столбы, с восьмигранными фонарями в круглых чашах, установленные на гранитных парапетах, отличаются по истине высокохудожественным исполнением. Не последняя роль в декоре моста отведена и его окраске, где главным акцентом являются вызолоченные детали.
Справедливо будет отметить, что конструктивная схема моста не внесла ничего нового в искусство мостостроения. Однако примененное усовершенствование, предложенное П. П. Базеном, значительно облегчило конструкцию моста. Заключалось это новаторское решение в том, что в щековых плоскостях тюбингов специально делались отверстия эллиптической формы, которые уменьшали их массы.

Вид с Большого Конюшенного моста на Круглый рынок. 1900 год.

Как показала история, Большой Конюшенный мост исправно прослужил 117 лет. Лишь в 1935 году, из-за деформации в опорах и пролетном строении моста, поверх чугунных арок уложили железобетонный свод. Тогда же были убраны ограждения, отделявшие проезжую часть от тротуаров. В результате этой реконструкции изменениям подверглась лишь конструктивная сущность моста, а его прекрасный внешний облик был сохранен.

В 1951 году, по проекту архитектора А. Л. Ротача, Ленмосттрест произвел реставрацию торшеров с фонарями и решеток моста, которые были восстановлены по своему первоначальному проекту.

В заключении хочется добавить, что реконструкция, проведенная в 1935 году по проекту инженера М. И. Жданова и А. Д. Саперштейна, при которой произошла разгрузка чугунного свода моста, позволила сохранить этот шедевр архитектурного искусства, являющийся не только художественным произведением, но еще и памятником науки и техники. Именно благодаря этому, наши современники имеют счастье лицезреть всю эту красоту.

Текст подготовила Анжелика Лихачева

Германн ван Болес

Родился ван Болес в Амстердаме, приехал в Петербург в 1711 г. В одном из прошений на имя Петра I он так описывает свои обязанности: «Обретаюсь я у работ вашего величества в Санкт Питербурхе у гошпитали, в Летнем доме вашего величества, у во-довзводных башен и у Исакиевской церкви, в Санкт Питербургской фортификации у Петропавловской церкви и вашего величества конюшенного двора. Также бываю у работ вашего величества в Петергофе, в Кронштадте и у прочих работ, где мне быть повелевают».
Он установил шпили на Исааки-евской и Симеоновской церквах, Петропавловском соборе, Конюшенном ведомстве и здании Адмиралтейства, участвовал в перестройке Аничкова моста в 1721 г., в 1725—1726 гг. соорудил деревянный мост-акведук для питания фонтанов Летнего сада в том месте, где позднее был построен Панте-леймоновский мост, и участвовал в сооружении самих фонтанов. В 1737 г. построил деревянные Синий и Красный мосты через реку Мойку.
В 1747—1750 гг. Герман ван Болес перестраивал Екатерингофский дворец на Екатерингофском острове, а через три года построил Большой Конюшенный мост через реку Мойку.
Кроме того, под его руководством производилось строительство и ремонт других переправ, а также укрепление берегов рек и каналов Петербурга.

Рассказ о Тройном мосте Санкт-Петербурга.
Мост расположен в месте слияния канала Грибоедова и реки Мойки и состоит из сходящихся в одной точке Мало-Конюшенного моста, Театрального моста и сухопутного моста-дамбы между двумя реками. Визуально все три моста сходятся в одну точку и объединяют три острова Петербурга.

Первый деревянный мост на месте современного Мало-Конюшенного моста появился ещё в 1716 году. Два моста на этом месте были построены в царствование Анны Иоанновны, в конце 1730-х.

Перво-Конюшенный мост был перекинут через речку Кривушу (будущий канал Грибоедова), исток которой тогда только-только соединили с Мойкой, а Мало-Конюшенный был перекинут через Мойку. Оба они представляли собой деревянные трёхпролётные разводные мосты.

Вид на Тройной мост и Театральный мост и с Ново-Конюшенного моста.

«Дырку» планировали убрать, сделав мост — площадь перед храмом, но идея реализацию не получила.

С Тройного моста открывается прекрасный вид на Спас на Крови и Ново Конюшенный мост.

Театральный мост (бывший Перво-Конюшенный) назван в честь находившегося рядом, на Большом лугу (ныне Марсово поле), деревянного театра.

Сам театр, построенный в 1770 году и получивший известность под названием Театра на Царицыном лугу, просуществовал до 1797 года, когда его здание было снесено, поскольку мешало проведению парадов на лугу.

Первоначально установленные здесь фонари были настолько высоки, что фонарщики не раз с них падали (был даже случай падения в реку). Фонари на всех трех мостах одинаковые.

В связи с этим санкт-петербургский генерал-губернатор вёл переписку с Главным управлением путей сообщения с целью укоротить их, что и было сделано. Ниже они есть на фото подробненько…

Мало-Конюшенный мост получил название в честь находившихся рядом, на Конюшенной площади, Главных императорских конюшен. Назван Мало-Конюшенным, поскольку на момент постройки уже существовал Перво-Конюшенный мост.

В этот дом во время войны попала авиабомба, но он был восстановлен.

Оба моста имеют по одному пролёту, перекрытому чугунными сводами из тюбингов. К Театральному мосту со стороны здания Главных императорских конюшен примыкает арка ложного Пешеходного моста. При одинаковой ширине (около 15,6 м. в середине) Театральный и Мало-Конюшенный мосты заметно различаются по длине: 18 м и 23 м соответственно. На концах Мало-Конюшенный расширяется до 19 м.

Все три моста имеют одинаковые торшеры и чугунные перильные ограждения, оформленные в стиле позднего классицизма. В декоре преобладают элементы растительного орнамента.

Решётка ограды образована вертикальными круглыми стержнями-пиками. Верхушки пик выполнены в виде пальметт, их форма напоминает нераспустившиеся бутоны. В центре каждого звена решётки находятся эгиды: маска Медузы Горгоны на щите и месяц, окружённые ветвями и пальмовыми листьями.

Катер уходит под Театральный мост.

Вид на 2-й Садовый мост и реку Мойку.

Фонари Тройного моста и сейчас высокие.

Театральный мост.

Вид на 2-й Садовый мост.

Вид на Спас на Крови с Мало Конюшенного моста. Слева музей камня.

По существующей по сей день в Петербурге традиции, для обеспечения семейного счастья молодожёнам в день свадьбы полагается (помимо троекратного обхода Медного всадника и распития бутылки шампанского на стрелке Васильевского острова) пройти по обеим частям моста и полюбоваться своими отражениями в Мойке и канале Грибоедова.

Вид на Тройной мост со спаса на Крови (С)

Старые фото (С) инет.

У этого топонима есть и другие значения, см. Конюшенный мост (значения).

Большой Конюшенный мост

59°56′31″ с. ш. 30°19′22″ в. д.HGЯOL

Область применения

пешеходный, автомобильный

Пересекает

реку Мойка

Место расположения

Центральный район Санкт-Петербурга

Конструкция

Общая длина

28,8 м

Ширина моста

11,6 м

Медиафайлы на Викискладе

Объект культурного наследия России федерального значения
рег. № 781710803820046 (ЕГРОКН)
объект № 7810699001 (БД Викигида)

Большой Коню́шенный мост — соединяет между собой Казанский и 1-й Адмиралтейский острова через реку Мойку в Центральном районе Санкт-Петербурга.

> Расположение

Соединяет между собой Конюшенный и Мошков переулки.

Ближайшая станция метрополитена (900 м) — «Гостиный двор», выход на Канал Грибоедова

История

Первоначально здесь Германом ван Болесом в 1753 году был построен деревянный разводной мост. Мост был обшит досками и по тогдашней моде окрашен «под камень».

В 1828 году мост был заменён на новый однопролётный арочный мост из чугунных тюбингов, соединенных болтами. Проект переправы был выполнен инженерами Е. А. Адамом, В. К. Треттером и В. И. Гесте. Проект уникален тем, что эти тюбинги изначально предназначались для строительства Мало-Конюшенного моста, но в связи с принятием нового проекта, там не понадобились.

Для уменьшения массы тюбингов в их боковых стенках по предложению П. П. Базена делались отверстия эллиптической формы. Чугунная арка опирается на береговые устои, которые облицованы гранитными блоками правильной резки. В основании устоев — деревянные ростверки, опирающиеся на сваи.

Фасады пролётного строения моста декорированы чугунными листами, эти листы украшены художественным орнаментом. При въездах на мост были установлены торшеры с фонарями. Решётка моста исполнена в виде часто расставленных дротиков с накладной арматурой из переплетённых венков, пронизанных копьевидными шестами с наконечниками, и поддерживающих перила фигурных кронштейнов. Фонарные столбы подняты над парапетами набережных гранитными парапетами на относительно высоких чугунных пьедесталах.

В 1935 году по причине деформации в опорах и пролётном строении был проведён ремонт моста по проекту инженеров М. И. Жданова и А. Д. Саперштейн. Поверх чугунного был уложен железобетонный свод, были ликвидированы ограждения между тротуарами и проезжей частью.

В 1951 году под руководством архитектора А.Л. Ротача была выполнена реставрация торшеров с фонарями и решёток.

Достопримечательности

Решётка моста

  • Рядом с мостом расположен музей-квартира А. С. Пушкина наб. реки Мойки, 12.

Ссылки

  • Большой Конюшенный мост //СПб ГБУ «Мостотрест»

Здание Мариинского дворца, как и практически каждое историческое здание города на Неве, имеет свою историю. Она интересна, но была для своего времени чуть ли не рядовой. Начнём с Петра :о)
Одним из первых сооружений Петербурга было строительство Адмиралтейской крепости-верфи. Адмиралтейство было окружено со стороны берега земляным валом и занимало много места.
Как нам известно, Пётр набирал на работу мастеровых людей из Европы. Одним из таких людей был Харман/Герман ван Болес (Boles/BolosHarman) – «спицного дела мастер». «Один из крупнейших инженеров – строителей Петербурга первой половины XVIII в. Родился в городе Схедам в 1683 г.. Приехал в Петербург по контракту в 1713. Умер в России в 1764.» В 1716 году Герман Болес был признан работником не у дел: «7 января 1716 г. Петр I приказал его «отпустить» (уволить) из русской службы как «гулящего», т. е. не обеспеченного работой, специалиста.» Пришлось Герману искать подряды самому. Но ему неожиданно «повезло». Им вплотную заинтересовалась тайная канцелярия Петра. Дело шло об утечке сведений связанных со смертью царевича. Герман и его жена были названы, как персоны, разгласившие некоторые обстоятельства его смерти. «После пребывания в Тайной канцелярии голландский инженер был загружен работой. С 1728 г. его жалованье удвоилось и составило 800 рублей в год.» (Историю эту можно причитать )
На самом деле Герман ван Болес был прекрасным мастером и многое за свою жизнь сделал для города на Неве. Например, шпили Исаакиевской церкви и Адмиралтейства, конюшенного двора, Семёновской церкви и Петропавловского собора, деревянный мост акведук для питания водой фонтанов летнего сада, перестройка Аничкова моста, участвовал в перестройке Екатерингофского дворца…
Для нас интересным является строительство им Синего моста через Неву в районе Исаакиевской площади. Ибо с этим местом и связана вся дальнейшая история. Вики сообщает:
«В начале XVIII века тот участок, на котором сейчас расположена Исаакиевская площадь, был «землёй при Адмиралтействе», частью Адмиралтейского луга, выполняя функцию гласиса (примечание моё — пологая земляная насыпь). Берега реки Мойки начали застраиваться жилыми домами уже в петровское время. При потере в 1730-х годах Адмиралтейством значения как крепости, началась активная застройка освободившегося пространства. В 1736—1737 годах были проведены работы по углублению дна реки, а берега укреплены деревянными щитами. В том же 1737 году мастером Г. ван Болесом на этом месте был построен деревянный подъёмный разводной мост.

Возможно, что мост был немного похож на этот
Этот мост с 20 апреля 1738 года был назван Синим. В 1810 г. мост переделали в деревянный трехпролетный на прочных деревянных опорах. В 1818 г. окрашенный в синий цвет мост уже представлял собой постоянное однопролетное сооружение с коробчатым сводом и прочными каменными опорами. Тогда его проект разработали инженеры В.В. Гесте и П.П. Базен. Ширина проезжего мостового полотна в то время составляла 41 м.
В 1738 году произошли пожары в Морской слободе, и Комиссия о Санкт-Петербургском строении предлагала устроить здесь торговую площадь на месте Исаакиевской. У Синего моста предполагалось устройство пристани.»
На месте рядом с Синим мостом был построен дворец графа Чернышёва

Первоначально дворец проектировал архитектор Ринальди, строительством его занимался в 1762-1768 гг. занимался архитектор Ж.-Б. Валлен-Деламот
Разположение дворца на клинообразном участке определило и его план и решения каждого из фасадов здания.

Дворец Чернышева на плане Сент-Илера
Двухэтажное здание дворца было расположено на высоком цоколе — полуподвальном этаже.
Немного о хозяине дворца:
«Иван Григорьевич Чернышев родился в загородной усадьбе отца, графа Григория Чернышева, на Фонтанке. Григорий Чернышев – любимый денщик Петра Великого, возведенный царем в графское достоинство. Сохранилась характеристика Григория, данная ему испанским послом в России Дюком де Лириа: «Граф Чернышев был умен и исправен в службе, но отличался чрезвычайной скупостью, лживостью и ненавистью к иностранцам». Его сыновья Иван, Петр и Захар после завершения учебы в столичном сухопутном кадетском корпусе сделали прекрасную карьеру при дворе императрицы Елизаветы Петровны. Иван и Петр Чернышевы начали свою деятельность на дипломатическом поприще, оказавшемся для братьев весьма удачным в их карьерном росте.
Граф Иван Григорьевич Чернышев в 1741 г. состоял советником российской дипломатической миссии в Копенгагене, где в то же время его старший брат Петр Григорьевич являлся уже чрезвычайным посланником императрицы Елизаветы Петровны в Датском королевстве. В 1742 г. И.Г. Чернышев с повышением в должности работает в русской дипломатической миссии Берлина. За работу на дипломатическом поприще граф Иван Григорьевич производится в придворный чин камер-юнкера. Весьма удачным для карьерного роста молодого камер-юнкера оказался и его первый брак на фрейлине и родственнице Елизаветы Петровны – Елизавете Осиповне Ефимовой.
В 1755 г. граф назначается директором «Комиссии о коммерции» и одновременно производится в придворный чин камергера, соответствующий весьма почетному гражданскому чину действительного статского советника. Благодаря дружеским отношениям с фаворитом императрицы Елизаветы Петровны, генерал-адъютантом Иваном Ивановичем Шуваловым, граф Иван Григорьевич почти за бесценок приобретает уральские медные заводы, уплатив в казну всего 30 тысяч рублей, в то время как на заводских складах на этот период оказалось только наработанной промышленной отлитой меди, оцененной на 100 тысяч рублей. Граф И.Г. Чернышев лично не занимался делами своих предприятий, а потому они быстро пришли к полному развалу. Правда, он удачно продал их в казну с большой для себя выгодой – в 700 тысяч рублей. Иван Григорьевич же по-прежнему продолжал работу на дипломатическом поприще, успешно участвовал от имени российского правительства в международных переговорах и совещаниях.

На деньги, вырученные от финансовой сделки по приобретению и продаже уральских медеплавильных заводов, граф И.Г. Чернышев приобретает участок земли на левом берегу реки Мьи (Мойки) и приступает к возведению на нем семейного усадебного дворца с флигелями и регулярным садом…. Князь М.М. Щербатов тогда писал о И.Г. Чернышеве: «Граф был очень богатым человеком. Одеяния его были особливого богатства и вкуса, и их столь много, что он единожды вдруг 12 кавтанов выписал. Стол его со вкусом из дорогих вещей сделанный, обще вкус, обоняние и вид привлекал; экипажи его блистали златом, и самая ливрея его пажей была шита серебром; вина у него были науличшия и наидражайшия…»
Екатерина II, взойдя на престол, возвела графа Ивана Григорьевича в генерал-поручики, сохранив за ним придворный чин действительного камергера, и повелела ему указом «Оставить впредь дипломатическую службу и перейти на военно-морскую, в должности члена Адмиралтейств-коллегии». По прошествии двух лет, в 1765 г., Иван Григорьевич Чернышев становится главным командиром Галерного порта.
Строительство дворца графа И.Г. Чернышева на набережной Мойки торжественно завершилось роскошным новосельем в апреле 1766 г., а в декабре того же года газета «Санкт-Петербургские ведомости» восторженно писала о приеме владельцем дворца, графом Иваном Григорьевичем, императрицы Екатерины II, которая «соизволила там остаться при столе вечерняго кушанья. По окончанию онаго их Величество засвидетельствовала хозяину дворца Высочайшее удовольствие». В одном из дворцовых покоев по распоряжению графа Чернышева установили персональное кресло для императрицы, сидя в котором Екатерина II нередко играла в карты.

Мариинский дворец построенный на месте бывшего дворца
Ж.-Б. Валлен-Деламот сумел создать великолепное дворцовое здание, обращенное главным фасадом на набережную реки Мойки, а противоположным – в сад.
Как было тогда принято для усадебных зданий, перед главным фасадом дворца графа И.Г. Чернышева располагался парадный двор, отделявший строение от набережной. В своем дневнике почетный член Петербургской академии наук, швейцарец Иоганн Бернулли, писал о визите к графу И.Г. Чернышеву: «Осмотрел я чудный дворец графа Чернышева, который, конечно, одна из достопримечательностей Петербурга. Снаружи он построен на французский манер, со многими статуями, нишами и прочим. В комнатах графа и парадных роскошных залах соединяется вкус с истинно царским великолепием. С главной лестницы входите прежде всего в комнату, где находится часть библиотеки и модели кораблей, морские карты и пр.; между ними большая прекрасная модель здешнего Адмиралтейства. Здесь всегда замечательное множество прекрасных картин…»…
После смерти графа И.Г. Чернышева дворец перешел по наследству к старшему сыну от второго брака с Анной Александровной Исленьевой – Григорию Ивановичу. Тот вел довольно праздную жизнь и быстро промотал батюшкино наследство. Графский дворец с его великолепным содержимым и редкими коллекциями картин и скульптур вскоре был заложен, а затем в счет погашения долга отошел в казну. Часть дворца графа И.Г. Чернышева даже сдавалась в аренду разного рода предпринимателям. Здесь открыли магазины по продаже картин, табака, сигар и даже знаменитых немецких колбас…
9 мая 1823 г. именным указом российского императора Александра I в Санкт-Петербурге утверждается «Школа гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров»: «Дабы дать военное образование молодым людям для получения офицерского звания в гвардейской пехоте». Некоторое время новое военное учебное заведение размещалось в казармах лейб-гвардии Измайловского полка, а 10 августа 1825 г. по Высочайшему указу ему передали участок и бывший дворец графа И.Г. Чернышева на Мойке у Синего моста, в котором в течение двух лет выполняли подготовительные перестроечные работы как внутри, так и снаружи дворцового здания.

Внутренний двор Школы
Весь комплект проектных документов по приспособлению дворца графа И.Г. Чернышева на Мойке к структуре и задачам Школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров Военное министерство поручило подготовить своему ведомственному зодчему Александру Егоровичу Штауберту Кстати заметим, что большинство российских архитекторов предпочитало творить под патронажем тех или иных вельмож, поскольку государственная служба являлась для них надежным гарантом постоянной и хорошо оплачиваемой работой, предоставляла интересные проектные заказы и давала иные немалые преимущества в карьерном росте. Зодчий Д. Кваренги значился по Придворному ведомству, А.Г. Захаров – по Морскому ведомству, В.П. Стасов – по Полицейскому ведомству, и целый ряд других российских архитекторов с полным правом считались ведомственными чиновниками. В учебном досье выпускника Петербургской академии художеств 1801 г., академический совет внес последнюю запись: «…ученика 5-го возраста Александра Штауберта по желанию его для определения в службу Его Императорского Величества, во 2-й Шляхетский кадетский корпус… выпустить». Молодой архитектор преподавал в названном военном учебном заведении и одновременно работал практическим архитектором при строительстве Горного кадетского корпуса, Военно-сиротского дома, занимался перестройкой военных казарменных зданий, постройкой военных госпиталей и других подведомственных Военному министерству объектов.
Перестраивая дворец графа И.Г. Чернышева, архитектор А.Е. Штауберт практически полностью изменил внутреннюю планировку здания, предусмотрел помещения для учебы и проживания будущих гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, манеж для их строевой подготовки и верховой езды. Для нужд Школы Штауберт предусмотрел отдельный офицерский корпус на Вознесенском проспекте с манежем, конюшнями и складскими сооружениями. На все перестроечные работы графского дворца, завершившиеся в 1829 г., Военное министерство выделило 200 тысяч рублей.
В процессе переделки здания его надстроили третьим дополнительным этажом, а на аттике главного корпуса Школы подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров гвардии установили декоративные фигуры, поддерживающие Государственный российский герб. Зодчий предусмотрел строительство более упрощенных лестничных пролетов вместо широких дворцовых мраморных лестниц.
В комплекс новых сооружений Школы входил главный корпус с пристроенными к нему двумя небольшими симметричными каменными флигелями, от которых отходил высокий кирпичный забор, ограждавший обширный двор учебного заведения.
Главные ворота военного плаца выходили на Синий мост. Налево от ворот располагались помещения для прислуги и школьная гауптвахта.
В правом флигеле размещалась учебная канцелярия. Крыльцо и лестница в нем вели в служебные помещения начальника школы, в роту подпрапорщиков и в госпиталь.
Против главных ворот располагался парадный подъезд учебного заведения со швейцарской и главной лестницей, украшенной касками, кирасами и карабинами. Со швейцарской соседствовал огромных размеров учебный зал для строевых занятий и экзерциций. Одна из дверей учебного зала выходила в сад.
Во втором этаже главного корпуса школы находились учебные классы, конференц-зал и помещение столовой. Здесь же располагался эскадрон юнкеров гвардейской кавалерии, занимавший три комнаты.
Половину третьего (верхнего) этажа главного корпуса, обращенную во двор, занимала госпитальная служба. Другая же половина верхнего этажа закреплялась за ротой гвардейских подпрапорщиков. Учебный строевой плац был обустроен в центре сада, а за ним располагались конюшни, конный учебный манеж и общий двор, выходивший на Вознесенский проспект, неподалеку от ведомственного дома, в коем жили дежурные офицеры и преподаватели Школы.
В новом учебном заведении обучались 120 гвардейских подпрапорщиков и 108 кавалерийских юнкеров из разных гвардейских полков. Внутренним распорядком Школы учащимся дозволялось ношение форменного мундира своего гвардейского подразделения…. (это здание, вернее, место, было выбрано для строительства Мариинского дворца архитектором Штакеншнейдером )

Штакеншнейдер часто соединял традиции классицизма с более поздними архитектурными стилями. Его первой крупной постройкой в Петербурге стала резиденция для дочери Николая I – Марии Николаевны, созданная накануне ее свадьбы с герцогом Лейхтенбергским. Зодчий убедил императора Николая Павловича в преимуществе выбранного им места для возведения дворца перед другими возможными вариантами городских строительных площадок. Весомым доводом зодчего в неоднократных беседах с царем была возможность прекрасного обзора всего пространства Исаакиевской площади из окон будущего дворца его любимой дочери.
Николай I остался доволен проектом дворцового комплекса, разработанного его любимцем со всей тщательностью и подробностями….
Строительство Мариинского дворца началось в 1839 г. Боковые части старого графского дворца на набережной Мойки снесли и принципиальным образом изменили планировку оставленной части здания. Фасад сохраняемого графского строения, выходящего на Исаакиевскую площадь, удлинили, а часть реки Мойки, протекавшей перед графским дворцом, упрятали под широким измененным настилом Синего моста, после чего его поверхность расширилась до 99,95 м и слилась с широкой и просторной площадью….
При возведении дворцового комплекса Штакеншнейдеру пришлось сломать не только флигели дворца графа Чернышева, но и три дома, расположенных на соседних участках. Мариинский дворец занял всю ширину квартала по бывшей Мариинской площади, от Вознесенского проспекта до Нового переулка. Его левое крыло возвели заново, в правом же крыле использовались надежные фундаменты и стены дворца графа Чернышева. Строительные работы продолжались с 1839 по 1844 г. При его возведении А.И. Штакеншнейдер применил целый ряд оригинальных технических новшеств, способствующих его прочности, долговечности и пожароустойчивости: несгораемые перекрытия по металлическим балкам, металлические стропила, горшечные своды и целый ряд иных строительных новинок и изобретений автора проекта…
Карниз здания, столбы подъезда к нему, наличники и сандрики окон, базы колонн и пилястр изготовлены из песчаника, а его стены оштукатурены и окрашены…
http://thelib.ru/books/georgiy_zuev/techet_reka_moyka_prodolzhenie_puteshestviya_ot_nevskogo_prospekta_do_kalinkina_mosta-read-10.html
Дворец был возведен для великой княгини Марии Николаевны, дочери Николая I, — это был императорский подарок к ее свадьбе с герцогом Лейхтенбергским.

Так выглядит дворец со спутника

«В годы Великой Отечественной войны в здание Мариинского дворца, где тогда находился госпиталь, попали два снаряда и около сорока зажигательных бомб. Одно из наиболее серьезных повреждений было причинено крупнокалиберным артиллерийским снарядом, попавшим 6 декабря 1943 года в кровлю Большого зала. В акте, составленном архитектором Инспекции по охране памятников О. Н. Шилиной, говорится: «.. .пробита кровля на площади около двадцати квадратных метров с повреждением стропил, разбита кладка кирпичной стены над эстрадой. Разбита и повреждена отделка плафона, лепка, карнизы, кессоны площадью около тридцати квадратных метров. Разбиты и упали на пол части деревянной конструкции перекрытия над эстрадой». Другой снаряд и многочисленные бомбы также причинили зданию значительные повреждения.
Уже в 1944 году во дворце были проведены самые срочные консервационные работы, предотвратившие гибель его декоративного оформления. А в 1945 году сюда переехал Исполнительный комитет Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся, находящийся здесь и доныне. С этого момента в здании широко развернулись реставрационные работы. В 1946 году отремонтировали крышу и восстановили внутренние инженерные сети. Во второй половине 40-х годов был проведен ремонт всех парадных интерьеров и служебных помещений дворца. «

Мариинский дворец. Приемный зал. Инкрустированные двери. После реставрации
Източник

Рубрики: Путешествия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *