История

Этимология

Название, по одной из версий, происходит от финского ala — низина, kurtti — шероховатый, морщинистый, что при дословном переводе обозначает «шероховатая низина». Существует также мнение, что село названо по фамилии финского землевладельца Генриха Куртти, поселившегося здесь в середине XVII века, что означает Нижнее Куртти. Также рядом было поселение Юликуртти, что означало Верхнее Куртти.

В составе Финляндии

На месте расположения села проходит древний торговый путь с Запада на Восток. По карело-финскому эпосу «Калевала» здесь находилась легендарная страна Севера — Бьярма. В этом месте издавна существовали поселения саамов.

С 1833 года до 1936 года Алакуртти входило в состав губернии Оулу.

В октябре 1918 года началась иностранная военная интервенция на севере России.

С 1936 года по 1940 год село входило в финскую губернию Лаппи, выделенную из состава губернии Оулу.

В 1939 году население Алакуртти составляло около 600 человек, проживавших в основном на отдельных хуторах и занимавшихся преимущественно сельским хозяйством, рыбной ловлей, заготовкой древесины. Алакуртти состояло из двух частей: Юли-куртти (верхнее) и Ала-куртти (нижнее).

В годы войны

Алакуртти сильно пострадало во время советско-финской войны 1939—1940 годов. 30 ноября 1939 года село было сожжено отступающими финскими войсками, жители предварительно были эвакуированы в район Салла; утром 1 декабря территорию сгоревшего села заняли советские войска. После завершения войны, согласно мирному договору от 12 марта 1940 года в составе области Салла было передано от Финляндии к СССР. Был образован Алакурттинский сельсовет Кестеньгского района Карело-Финской ССР.

в 1939—1940 годах от города Кандалакша до границы с Финляндией была построена железнодорожная линия протяжённостью около 90 км, проходящая через село. В Алакуртти дислоцировались дивизионные части и стрелковый полк.

В июле 1941 года немецкие и финские войска заняли эту территорию, таким образом Финляндия возвратила потерянное в результате Зимней войны село.

Во время Великой Отечественной войны в 1941—1944 годах в Алакуртти находился военный аэродром, с которого осуществлялись налёты на Кандалакшу и Кировскую железную дорогу. Первая РЛС немцев была размещена на этом аэродроме. К началу войны посёлок был в полном ведении военных, гражданских объектов на территории посёлка не было. Оборона посёлка держалась по западному рубежу реки Тунтсайоки с 28 по 30 августа 1941 года, пока 6-я пехотная дивизия финнов с юга и 169-я горно-пехотная дивизия немцев с севера, форсировав реку, не осуществили обход с угрозой окружения. Фактически оборона Алакуртти проходила как прикрытие отхода советских войск на основной рубеж обороны (23 УР) — к старой советско-финской границе (рубеж по реке и озёрам Верман), где и установилась линия фронта до начала сентября 1944 года. 1 сентября 1941 года советские части оставили позиции восточнее станции Алакуртти и отошли на рубеж по реке Войта, что в 10 км восточнее посёлка.

В 1944 году, с подписанием мирного договора между Финляндией и СССР, немецкие войска на кандалакшском направлении были обречены и ими велась подготовка к отходу в Норвегию. Наступление советских войск началось 4 сентября. К 7 сентября, в результате 100-километрового обхода немецких войск с севера 104-й и 341-й стрелковыми дивизиями и 38-м отдельным танковым полком, была перекрыта дорога Салла-Алакуртти в районе Кайрал. Немецкие 169-я и 163-я пехотные дивизии, до восстановления контроля над дорогой, выводили свои части по обходному пути через Вуориярви и Лапмелу. 14 сентября 1944 Алакуртти было вновь занято советскими войсками.

День 14 сентября провозглашён решением Совета Депутатов сельского поселения Алакуртти «Днем Алакуртти» и «Днём освобождения Алакуртти» от немецких захватчиков.

В составе СССР

В 1953 году село вошло в состав Мурманской области. В 1950-е — 1960-е годы велось интенсивное развитие села: открылись средняя школа, дом офицеров, госпиталь и банно-прачечный комбинат. В окрестностях Алакуртти развивалась лесозаготовка. В 1980-х годах началось строительство пятиэтажных домов.

В составе России

В октябре 1997 года проложена асфальтированная дорога Кандалакша — Алакуртти, в том же году было прекращено железнодорожное пассажирское движение по ветке Ручьи-Карельские — Алакуртти.

В 2002 году на границе с Финляндией в 72 км западнее Алакуртти был открыт многосторонний автомобильный пункт пропуска «Салла». К границе была подведена автомобильная дорога с песчано-гравийным покрытием.

Военный городок

В 1993—1994 годах был построен жилой городок на 600 квартир с полным инженерным обеспечением для бывших советских офицеров, выведенных из Германии. На средства, выделенные Германией, в новом микрорайоне были построены амбулатория, узел связи, банк, школа, пекарня. Базировавшаяся в посёлке российская военная авиабаза была закрыта в 2009 году.

В 2014 году было объявлено о планах по размещению в посёлке 80-й отдельной арктической мотострелковой бригады Северного флота численностью до 7 тысяч военнослужащих в рамках расширения военной группировки в Арктической зоне. 13 января 2015 года в Алакуртти прибыл первый эшелон арктической мотострелковой бригады. В октябре 2015 года осуществлена первая инспекция войсковой части со стороны финских офицеров из Генерального штаба Оборонительных сил Финляндии, осуществляемая в рамках Венского договора о мерах по укреплению доверия и безопасности.

Экономика

Основу экономики муниципального образования составляет служба в селе Алакуртти ПУ ФСБ России по Мурманской области и войсковые части МО РФ. Значимое место в занятости населения занимают заготовка и переработка древесины (предприятия ООО «Войта», ООО «Скайди», ООО «Огни Кайрал»). С 2012 года в Алакуртти реализуется проект «Агропарк Алакуртти — трансграничная модель сотрудничества», в рамках проекта строятся: гостевой дом (18 мест, конференц-зал, кафе), агродеревня, компакторная площадка по утилизации ТБО, оборудуются места для занятий спортом. В Алакуртти размещены военные базы вооружённых сил РФ, большая их часть сегодня ремонтируется и восстанавливается для размещения новой войсковой части.

Площадь жилищного фонда в 2009 году составляла 132,8 тыс. м². Основная часть жилой застройки представлена 3—5 этажными домами.

Действует железнодорожная станция Алакуртти, конечный пункт железнодорожной ветки от станции Ручьи-Карельские. Станция обслуживает в основном объекты МО РФ. Пассажирское движение с 1997 года отсутствует. В Алакуртти имеется действующий аэродром с взлетно-посадочной полосой длиной 2,3 км. В южной части села существует дополнительная вертолётная площадка.

Примечания

  1. Алакуртти > Данные не обнаружены. Возможно, страница переименовывалась. Проверьте справочник
  2. Алакуртти > Данные не обнаружены. Возможно, страница переименовывалась. Проверьте справочник
  3. 1 2 3 4 5 Алакуртти // Кольская энциклопедия. В 5 т. Т. 1. А — Д / Гл. ред. А. А. Киселёв. — СПб. : ИС ; Апатиты : КНЦ РАН, 2008. — С. 218.
  4. 1 2 3 Историческо-географические особенности территории муниципального образования Алакуртти. Сельское поселение Алакуртти Кандалакшского района, официальный сайт. Дата обращения 15 марта 2014.
  5. 1 2 Железнодорожная линия Ручьи Карельские — Алакуртти. Дата обращения 15 марта 2014.
  6. Uusi Suomi: в Алакуртти могут разместить до 7 тысяч российских военнослужащи. // © Yle Uutiset = Служба новостей Yle. = Сайт телерадиокомпании «Yleisradio Oy» (yle.fi) 19 декабря 2014. (Проверено 20 декабря 2014)
  7. ТАСС: Россия начала размещение войск в Алакуртти возле границы с Финляндией. // © Yle Uutiset = Служба новостей Yle. = Сайт телерадиокомпании «Yleisradio Oy» (yle.fi) 13 января 2015. (Проверено 15 января 2015)
  8. В приграничном Салла связывают большие надежды с появлением арктической бригады в Алакуртти. // © Yle Uutiset = Служба новостей Yle. = Сайт телерадиокомпании «Yleisradio Oy» (yle.fi) 30 января 2015. (Проверено 4 февраля 2015)
  9. Шойгу допустил вероятность вооруженной борьбы за Арктику, Статья в «Lenta.ru» от 25 февраля 2015.
  10. Финны – о военной базе в Алакуртти: «солдаты очень хорошо экипированы». // © Yle Uutiset = Служба новостей Yle. = Сайт телерадиокомпании «Yleisradio Oy» (yle.fi) 15 октября 2015. (Проверено 15 октября 2015)
  11. Алакуртти > Данные не обнаружены. Возможно, страница переименовывалась. Проверьте справочник
  12. Статистический сборник Численность, размещение и возрастно-половой состав населения Мурманской области. Итоги Всероссийской переписи населения. Том 1. 2012 Архивировано 22 декабря 2012 года. / Федеральная служба государственной статистики, Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Мурманской области. Мурманск, 2012 — 75 с.
  13. Численность населения Мурманской области по полу на 14 октября 2010 года (недоступная ссылка)
  14. Экономическая база. Сельское поселение Алакуртти Кандалакшского района, официальный сайт. Дата обращения 15 марта 2014.
  15. 1 2 3 4 5 Предложения по развитию функционально-планировочной структуры. «Сайт о железной дороге» С. Д. Болашенко. Дата обращения 15 марта 2014.
  16. Алакуртти. Инфраструктура связи (недоступная ссылка). comobzor.ru. Дата обращения 11 июля 2014. Архивировано 14 июля 2014 года.
  17. Города-побратимы Мурманской области // Кольская энциклопедия. В 5 т. Т. 1. А — Д / Гл. ред. А. А. Киселёв. — СПб. : ИС ; Апатиты : КНЦ РАН, 2008. — С. 502.
  18. Памятники Самары. Штурмовик Ил-2

> Ссылки

  • Официальный сайт сельского поселения Алакуртти. Дата обращения 15 марта 2014.
  • www.russia.alakurtti.ru

5 дней в Алакуртти.

Заполярье нас манит и зовет. Прошел месяц, как мы вернулись из похода по Хибинам, и вот снова взяты билеты на мурманский поезд, и сложены рюкзаки с горой теплых вещей. На этот раз мы едем в Алакуртти, небольшой поселок в Мурманской области, недалеко от границы с Финляндией. И едем мы на этот раз втроем, с нашим сыном 2,5 лет. Место выбрано не случайно. Алакуртти — это моя малая родина. Там жили мои бабушка и дедушка, там выросла моя мама, там родилась я, и в детстве именно туда меня отправляли, как и большинство детей, на лето к бабушке. Из жаркой и солнечной Молдавии — на лето в заполярье, вопреки стандартным летним перемещениям с севера на юг. Поселок Алакуртти очень живописно расположен, в глубокой долине между высоких сопок, на берегу реки. На много километров вокруг – тайга. На наш взгляд, наилучшее место отдыха для жителей большого города.
Собрались мы стихийно, за несколько дней. Как ни удивительно, но нашлись билеты и туда, и обратно, хоть выбор их был совсем невелик. В это время года, в конце августа, поезда на Мурманск идут забитыми до отказа — северяне везут детей с юга домой. Нам достались места в купейном вагоне, верхнее и нижнее. Мы решили, что для поездки с маленьким ребенком — это оптимальный вариант. Так как это наше первое путешествие с ребенком на поезде, и ехать достаточно долго – целые сутки — мы подготовились основательно: планшет с мультиками, блокнот и фломастеры, новая книжка со сказками, несколько новых маленьких машинок. И конечно, любимая еда, в нашем случае — это пачка сосисок, яблоки, батон и соки. Еще взято много салфеток, сухих и влажных, сменная одежда и даже горшок, чтобы ночью не бегать по вагону.
В Алакуртти нас ждут, как желанных гостей. Мы будем жить в гостях у Анны Фаддеевны, подруги моей бабушки, знающей с младенчества и меня, и мою маму. Вот теперь познакомим ее со следующим поколением в нашей семье. Анна Фаддеевна не один десяток лет проработала в местной школе учительницей младших классов, и в поселке мало тех, кого не знает она, и кто бы ни знал ее.

Неожиданным осложнением стало отключение электричества, запланированное как раз на первые три дня нашего визита. Пришлось в наши и без того объемные рюкзаки добавить еще и газовую горелку, и баллоны, и пару налобных фонарей. Кроме того, пришлось долго успокаивать принимающую сторону, что ни мы, ни наш ребенок не пропадем без электричества, обходимся же мы как-то без него в лесу, в походах.

19.08 мы сели в поезд, и путешествие на север началось. Соседи по купе нам попались спокойные и уравновешенные, но мы им особо и не досаждали.

Маленький любопытный мальчик, конечно, болтал без умолку с 7 утра до 10 вечера, катал машинки по полу и стенам, бегал по коридору. Но никому сильно не мешал. А когда нашлась в другом купе компания в виде еще одного маленького мальчика, стало совсем легко.

В поезде.

На перроне в Кеми.

Да, поезд — это не машина, и не самолет, а гораздо более подходящий транспорт для непоседливых детей. Даже гулять можно, на длинных остановках. Спать на одной полке с Сашкой оказалось непросто, но он выспался, а я утром забралась наверх и добрала недостающие пару часов сна.
В Кандалакше нас уже встречали. До Алакуртти еще 120 км на машине. До 1997 года ходил дизель из Кандалакши в Алакуртти, он дожидался поезда из Санкт-Петербурга, и неторопливо отправлялся. Дорога занимала около 5 часов. Сейчас есть рейсовый автобус, который ходит не каждый день, и время его отправления совсем не совпадает с прибытием поезда. Да и этот автобус периодически отменяют. Так что ездят все на частниках, быстро, но дорого.

Расстояние в 120 км мы проезжаем примерно за 1,5 часа. Дорога очень живописна, со множеством поворотов, спусков и подъемов, через тайгу, между сопок, озер и болот. Глаз не оторвать. Асфальтовое покрытие хорошее, его сделали несколько лет назад. Пограничники нас даже не останавливают, документы не проверяют, хотя в прошлые мои приезды без паспортного контроля и вопросов, куда, к кому и зачем никогда не обходилось. Алакуртти находится в погранзоне, и как везде в последние годы, пропускной режим то вводят, то отменяют. На момент нашей поездки пропуска не требовались. Последние минут 20 пути Сашке даются нелегко, он хнычет и выкручивается, все-таки устал от дороги, занявшей уже больше суток.

После хорошего асфальта на протяжении всего пути от Кандалакши удивляет участок длиной меньше километра, перед самым въездом в поселок, разбитой и трясучей дороги. Этакая ложка дегтя, куда же без нее.

Вот и Алакуртти. Знакомые улицы, пяти- и двухэтажные дома, вокзал. Сразу бросается в глаза, что вокзал отремонтирован и заново покрашен, в любимые цвета РЖД — серый и красный. Неподалеку, на ул. Данилова, появилась новая часовня. Приятно видеть, что в поселок возвращается жизнь.

Надо сказать немного об истории этого поселка. В 19 веке на месте нынешнего Алакуртти было поселение саамов. Жили они — не тужили, даже сами себя продовольствием обеспечивали, до самого 1939 года, когда началась русско-финская война. По итогам войны Алакуртти вошло в состав СССР, но финны, уходя, сожли село дотла, а жителей вывезли. Не успел поселок отстроиться заново, как началась Великая Отечественная Война, Алакуртти было оккупировано фашистскими войсками, и освобождено только в 1944 году. Следы этих войн здесь повсюду. Улицы названы именами героев ВОВ, в поселке установлены несколько военных памятников, недавно открыт мемориал. Тайга вокруг поселка перепахана окопами, воронками, землянками, в лесу огромное количество военного железа, колючей проволоки. После войны в Алакуртти стали дислоцироваться войска, и маленькое заполярное село превратилось в бурно развивающийся военный городок. В 2000-х годах численность войск стали планомерно сокращать, а в 2009г. окончательно вывели, остались только пограничники. После ухода военных в поселке все стало приходить в упадок. Не стало госпиталя, появились перебои с теплоснабжением, много домов и квартир было брошено и разрушено, дороги и мосты начали разваливаться. Местные жители, молодежь, в основном, уезжали в большие города. Достаточно типичная картина запустения в маленьком российском городке, потерявшем свое былое значение. В 2014 году военные вернулись в Алакуртти, там была дислоцирована Арктическая Мотострелковая Бригада. И начались перемены к лучшему.

Нас ждет теплая встреча и традиционное для такого случая застолье. Как и было обещано, электричества нет, но вопреки прогнозам, вскоре оно появилось. Отключение длилось сутки вместо обещанных трех, нам повезло. За столом мы засиживаемся недолго, собираемся на прогулку. Хоть полярный день уже закончился, но темнеет здесь в конце августа еще намного позже, чем в Петербурге, около 11 вечера. Так что у нас есть часа полтора, чтобы немного осмотреться и дать ребенку выплеснуть нерастраченную энергию.

Памятник 42-му стрелковому корпусу, за ним — здание школы.

Мы неспешно доходим по улице Кузнецова до военного памятника, Танкетки Т-27, воевавшей еще в советско-финскую войну. 42-му стрелковому корпусу, 1941-1944г. – написано на памятнике. Потом вдоль забора школы спускаемся к реке, мимо зарослей малины и крапивы, вдоль реки доходим до моста.

Алакуртти построен в излучине реки Тунтсайоки, хорошо известной среди туристов-водников. Как в любой северной реке, вода в ней ледяная и прозрачная. До моста река течет спокойно, в тихую погоду зеркалом отражает стоящие по берегам леса. А после моста начинается порожистый участок. Пороги на ней серьезные, 3-4 категории сложности. С детства мне запомнилось, что на большой поляне за мостом всегда стояли палатки и катамараны. Но мы любуемся порогами с берега, нас их сложность интересует мало, больше живописность. А шумят пороги так, что этот шум слышен из любой точки Алакуртти, в том числе из дома, где мы жили. Привыкаешь быстро, но поначалу трудно не заметить.

Мы поднимаемся на мост через Тунтсайоки. Мост впечатляет любого, кто видит его впервые. Он основательный, бетонный, в далекие времена он был железнодорожным. Построенная в начале 40-х годов железнодорожная линия Кандалакша-Алакуртти тянулась и дальше, до самой границы с Финляндией. Но в конце 50-х участок Алакуртти-Куолаярви был разобран. Ни рельсов, ни шпал давно нет. А мост остался. На нем был сделан деревянный настил, и стал мост из железнодорожного автомобильным. Еще лет 20 назад он уже выглядел аварийным, часть досок прогнила, сломалась, провалилась. Ходить через него было страшновато. За прошедшие годы разрушения только усугубились.

Автомобильный мост.

Дыры в настиле стали еще чаще и больше, ограждения погнулись, на значительном протяжении их нет вообще (как рассказали местные жители, это последствия падения с моста в реку трактора). В общем, ходить страшно, но местные жители продолжают через мост даже ездить. Потому как второй, деревянный, мост через Тунтсайоки, чуть ниже по течению, тоже в пределах Алакуртти, несколько лет назад также развалился до такой степени, что движение по нему было закрыто, мост стал пешеходным. Есть, конечно, и еще один мост, но это крюк в 10 км, если вам нужно ехать в сторону границы.

Поднявшись на мост, мы увидели, что рядом с ним военные построили временный понтонный мост, и переправляют свою технику по нему. Сашка с любопытством рассматривал и необычный мост, и военные машины.

Сфотографировали мы прекрасные виды с моста, и отправились в сторону дома. Хоть и вечер, а комары нас уже искусали. Мы с непривычки забыли намазаться репеллентами, выходя из дома. Пошли вдоль железнодорожных путей в сторону вокзала. И тут еще одна интересность встретилась – настоящий железнодорожный семафор. Редко где их еще можно увидеть. А еще метров через 300 стоит водоразборная колонка для заправки паровозов водой. Настоящий музей истории железной дороги под открытым небом.

Семафор.

Водоразборная колонка.

На следующий день нас неожиданно пригласили съездить на озеро Вуориярви, погулять там несколько часов. Мы, конечно, не отказались. Сели в УАЗик — самое правильное транспортное средство на местных дорогах — и поехали. Через тот самый бывший железнодорожный мост! Видимо, ужас на моем лице был столь очевиден, что обратно нас привезли кружным путем.
Озеро Вуориярви находится примерно в 20 км западнее Алакуртти. Сначала мы едем по отличному асфальтированному шоссе Алакуртти-Куолаярви, затем сворачиваем с него на грунтовку. По этой дороге проехать можно только на внедорожнике, много торчащих камней, ям, бродики через ручьи. Проезжаем мимо военного полигона. В этом месте дорогу перегораживают шлагбаумом на время стрельб, но нам повезло, было открыто. Озеро довольно большое, около 4 кв.км, береговая линия у него изрезанная, на озере видны островки. Вокруг сопки, поросшие лесом. В северной части в озеро втекает речка Вуорийоки, в восточной она из него вытекает (уже называясь Нижняя Вуорийоки, или Алавуорийоки). На восточном берегу озера в довоенные годы был финский хутор, а сейчас стоит десяток деревянных домиков. Сюда приезжают на отдых и местные жители, и туристы из других регионов России. Место очень красивое, дикое и тихое. На озере мы увидели несколько лодок с рыбаками. Говорят, рыбалка на Вуориярви знатная.

Озеро Вуориярви.

Мы бродили вдоль берега, бросали камешки с причала, собрали вдоль тропинок пару килограммов грибов, ели горстями чернику. Посидели на деревянном мостике через речку. Встретили очень пушистую рыжую белку, их тут подкармливают. Когда выехали обратно, набегавшийся ребенок уснул у меня на руках, несмотря на тряску.
Через несколько дней мы еще раз приехали на Вуориярви погулять.

Прогулялись вниз по течению Алавуорийоки, посидели на остатках разрушенной мельницы, побросали камешки. Пожалели, что совсем не умеем рыбачить. Озеро Вуориярви осталось в памяти местом, откуда не хочется уезжать.

Нагулявшись на озере, вечером мы далеко не пошли. Спустились к реке рядом со старой школой на улице Данилова. В этом месте отличный вид на пороги и перекаты. Вечернее солнце позолотило лес на другом берегу. Пороги шумят, комары звенят. Мы сидим на теплых гранитных глыбах на берегу, а Сашка возит воду в самосвале. Ему на берегу реки раздолье для игр, надо только смотреть, чтобы в реку не свалился, течение очень сильное, и вода ледяная.
А погода нас балует. После холодного июля, когда во время похода по Хибинам температура воздуха была 5-6 градусов, во второй половине августа мы ожидали не более теплых дней. Теплых вещей было взято из расчета на серьезные холода. Но неожиданно началась жара, термометр показывал +25, ясно и тихо, все дни мы гуляли в футболках с коротким рукавом. И здорово загорели в Заполярье! У такой жаркой погоды был один минус — комары и прочие кровососы нещадно кусали голые руки и шею, несмотря на всяческие антикомариные мази-спреи, но даже в ветровках ходить было слишком жарко.
На третий день нашего пребывания в Алакуртти мы отправились за реку. За мостом дорога идет по высокой насыпи, это же бывшая железная дорога. Справа от дороги вдоль берега реки тянется большое болото, затем стрельбище. Слева сухой сосновый лес на пригорках, в нем сельское кладбище. Все дороги и дорожки песчаные, Сашка принимает их то ли за огромную песочницу, то ли за пляж. Он копает прямо на лесной дороге, нагружает самосвал, а потом просто валяется на чистом нагретом солнцем белом песке. В лесу черника и грибы. И того, и другого немного. Черника уже отходит, а для грибов слишком жарко и сухо. Однако ж, за час прогулки по лесу мы набираем пакет грибов, и рты у нас с Сашкой заметно синеют. «Совсем нет грибов, ну совсем нет» — вздыхают местные жители, каждый день принося Анне Фаддеевне по корзинке грибов, собранных между делом. Мы улыбаемся. За несколько дней, проведенных в Алакуртти, наш ребенок начал есть грибной суп и выучил названия грибов — белый, подосиновик, подберезовик, масленок, моховик. И даже начал отличать их друг от друга и от несъедобных грибов, кто бы мог подумать.
Следующие два дня мы гуляли по Алакуртти и по лесу за рекой. Здесь много интересных и живописных мест.
Если пройти по улице Кузнецова до школы и повернуть налево, то окажешься на Набережной улице. Много лет назад именно тут жили мои дедушка и бабушка, жизнь на этой улице кипела. Сейчас Набережная производит грустное впечатление — по обе стороны улицы стоят двухэтажные каменные дома с заколоченными окнами и провалившейся крышей. Прежние жители кто уехал, кто умер, кто перебрался в новые дома (так называемый, финский городок, построенный в начале 90-х для военных, выведенных из Германии). Поговаривают, что планируется восстановление этих домов, но время покажет, так ли это.

По Набережной можно дойти до танка, памятника защитникам советского Заполярья. Он стоит рядом с бывшим Домом офицеров. Дорога спускается от памятника вниз к реке. Здесь еще один мост через Тунтсайоки, деревянный.

На мосту.

Ныне он пешеходный, а еще несколько лет назад был автомобильным. С моста открывается отличный вид на пороги. Чуть выше по течению река разделяется на три больших рукава, обходя острова, а к пешеходному мосту рукава вновь сливаются в одно русло. В самой правой протоке находится порог Первенец, до него можно дойти по тропе вдоль правого берега реки от пешеходного или от автомобильного моста.
У пешеходного моста можно спуститься и на самый берег реки, что мы и сделали. Посидели на камнях, пофотографировали реку. Потом пошли вниз по левому берегу реки по тропинке, и вскоре набрели на местный пляжик. Хоть и за полярным кругом, а настоящий пляж — белый чистый песочек, хороший плавный заход в воду. Погода была жаркой, на пляже было людно. Купаться, по примеру северян, мы не стали, но понежились на пляже пару часов.
Тропинка вдоль реки ведет дальше и приводит к мощному и красивому порогу с названием Падун. Очень хотелось посмотреть, как этот порог проходит какой-нибудь катамаран, но в тот день желающих не было. Место очень живописное – скалы, сосны и бурлящая вода. А ниже по течению реки по тропе не пройти, она перегорожена колючей проволокой.

В последний день нашего заполярного отпуска мы перешли Тунтсайоки по пешеходному мосту и поднялись по дороге на горку. Справа от дороги установлен памятник летчикам, защищавшим эту землю в годы войны. А чуть дальше, слева от дороги, несколько лет назад открыли мемориал пограничникам Заполярья. Сколько тысяч солдат и офицеров здесь покоится, даже не сосчитать. В центре мемориала плиты с именами погибших бойцов, а по периферии несколько десятков братских могил.

От мемориала мы по азимуту прошли через лес вдоль реки, попутно собирая грибы и поедая чернику, и вышли к стрельбищу. На стрельбище Сашка окопался надолго, еще бы – такая огромная песочница! Надо заметить, наш ребенок ежедневно устанавливал все новые и новые рекорды по ходьбе. Он проходил по несколько километров по дорогам, тропам и вовсе без них, как правило, даже не жалуясь на усталость. Ну, иногда, конечно, уставал и забирался на папины плечи или укладывался отдохнуть на камешек.

А я на камешке лежу!..

Сашка устал.

Мы немного пожалели, что не взяли с собой беговел, с ним мы могли бы совершать гораздо более далекие вылазки.

А потом настало время уезжать. Уезжать всегда грустно, особенно из любимых мест. На машине мы домчались до Кандалакши. По дороге сфотографировали все-таки самую высокую сопку между Алакуртти и Кандалакшей – гору Гремяха высотой 525 метров. Дальше сутки в поезде, час в такси – и мы дома, полные впечатлений и желания непременно вернуться в Заполярье в ближайшем будущем.

Вокзал. Улица Кузнецова. Вид на Тунтсайоки с автомобильного моста вниз по течению.
Понтонный мост через Тунтсайоки. Озеро Вуориярви. Домики у озера Вуориярви.
Белка. Вуориярви. На причале.
Речка Алавуорийоки, вид с мостика. Речка Алавуорийоки. Остатки мельницы на Алавуорийоки.
Ребенок на заполярных просторах. Лучшее транспортное средство в Заполярье. Сашка оценивает грибы.
Мемориал. На мостике через Алавуорийоки. Порог Падун в вечернем свете.
Перекаты. Водичка-то ледяная! Памятник защитникам советского Заполярья.
Пешеходный мост, вид с левого берега. Река Тунтсайоки. Автомобильный мост через Тунтсайоки.
Пижма. На дороге. Порог Первенец.
У порога Первенец. Вода и гранит. Заполярный пляж.
На пляже. Порог Падун. Порог Падун.
Порог Падун вблизи. На берегу Тунтсайоки. Портрет у реки.
Ты не пройдешь!.. Памятник военным летчикам. Мемориал пограничникам Заполярья.
Мемориал пограничникам Заполярья. Сашка собирает чернику. Красавец-подосиновик.
Река Тунтсайоки, вид с автомобильного моста. На лесной дороге. Стрельбище.
Закат. Гора Гремяха, 525м.

Рубрики: Путешествия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *