Японцы о русских


Фрагмент японской манги о России

 

 

С медведем без намордника в автобус не пустят.

Русские не любят работать. Работают они только с девяти утра до пяти вечера, а отпуск у них длится аж четыре недели.
В промежутках между отпусками русские уходят в отпуска по болезни. Если у русского насморк или поднялась температура, то на работу он не пойдёт и возьмёт трёхдневный отпуск по болезни, который предприятие ещё и обязано оплатить.

Более того, по беременности и родам русским предоставляется отпуск в несколько лет, и этим отпуском многие женщины бессовестно злоупотребляют, рожая одного ребёнка за другим. В этом им потворствует руководство страны – за рождение второго ребёнка женщине дают 123 тысячи йен. Для России это большие деньги, потому что там всё дёшево. В автобусе, например, можно проехать за 30 йен (16,7 руб. – Ред). Правда, чтобы сохранить дешевизну проезда, русские вынуждены возить народ на старых автобусах, произведённых во времена СССР или купленных на вторичном рынке. То же самое касается и автомобилей. При правостороннем движении большинство автомобилей имеет правое расположение руля. Секрет этого феномена прост – русские покупают автомобиили у нас, но не в автоцентрах, а на свалках – так дешевле. Отремотировав их и приспособив наши двигатели под низкооктановый русский бензин, русские дают нашим автомобилям вторую жизнь и ездят на них десятилетиями. Даже очень старые автомобили ни не выбрасывают, а продолжают их ремонтировать.

Особенно дёшевы в России арбузы. Поэтому русские покупают арбуз целиком и режут его дома сами. (Арбуз в Японии стоит 1750 йен, то есть, 1000 рублей за килограмм – Ред.).

В автобусах люди сидят молча. Даже когда он очень полон, люди всё равно друг с другом не разговаривают. Более того, входя в автобус, русские не здороваются с уже сидящими там пассажирами. Зато если в автобус входит пожилая женщина, ей тут же приветливо кланяются и предлагают сидячее место.

Молчаливость и суровый вид русских людей — тоже следствие холодного климата. Русские избегают улыбаться, поскольку боятся заморозить зубы на русском морозе.

Русская кухня напоминает кухню жителей Окинавы: также, как и окинавцы, русские очень любят свиное сало. Тем не менее, в отличие от близким им по духу корейцев, русские практически не едят собак. Зато русские едят Манты, совершенно не задумываясь об их сакральном смысле для человека из Юго-Востоной Азии. Русские также любят Лагман — лапшу китайских мусульман.
В отличие же от Китая, в русских городах на улицах не валяется мусор. И это при полном отсутствии урн и мусоросборников. Дело в том, что русские ничего не выкидывают — использованный пакет они комкают и кладут в карман в надежде использовать его в дельнейшем для хозяйственных нужд.

Японцы очень уважают русскую культуру, а сказка о братьях Карамазовых 「カラマーゾフの兄弟」является одной из любимых сказок японских детей. В этой сказке рассказывается о том, как кто-то убил отца троих братьев. Поочерёдно подозреваются каждый из троих сыновей, а старшего брата даже сажают в тюрьму, но выясняется, что убийцей является четвёртый — незаконнорожденный сын отца Сумеридзякофу (スメルジャコフ), поступивший к нему в качестве слуги. Сказка учит детей быть верным жёнам и не заводить детей на стороне, что в будущем неминуемо приведёт к подобным трагедиям.

Кроме того, наши дети очень любят русскую народную сказку Чебу-Россия (チェブロシア) о таинственном зверьке, похожем на медвежонка обезьяны (когума сару – 小熊猿), который всё время чебурахатца (チェブラハッツァ), то есть, падает со стуком. Чебу бродит по миру в поисках самоидентификации и находит себе в друзья одинокого пожилого  крокодила по имени ゲーナ, который любит играть на гарумошика (ガルモーシカ – русский аккордеон). Однако  эту дружбу пытается разрушить бывшая разведчица Шапакуряку (シャパクリャク), которая в молодости была агентом КГБ в США (若いころ、アメリカでスパイ活動をし), где привязывала жестяные банки к хвосту хвосту Микки Мауса.

Сказка учит детей толерантности, которой русским так не хватает.

Другой распространённой русской сказкой является сказка マーシャと熊  – Болото и Медведь. Несовершеннолетняя девочка по имени Болото (マーシ – болото звучит по-японски как маши – Ред.) живёт со взрослым медведем, который потакает всем её желаниям и поскольку не может применить к юной сожительнице должной строгости, всё время терпит ущерб.
Поскольку из-за климатических условий в России не растёт рис, русские вынуждены вместо него есть картофель, который в России называют вторым хлебом. Первый же хлеб русские делают из ржаной муки.
Русские любят сладкое. Сахар они даже подмешивают в чай.

Сладкое дают не только девочкам, но и мальчикам, и потом даже взрослые мужчины могут есть пирожные. При этом мальчик или мужчина, который ест сладкое, ничуть не считается в России женоподобным.
Виноград и яблоки русские едят неочищенными. Бананы, правда, они очищают.
Ещё одна русская национальная еда это борщ. Готовят его из мяса и свеклы и подают с жареным хлебом. При изготовлении борща не используются химические красители, а малиновый цвет ему придаёт свекла, которая произрастает в южных регионах России, где нет вечной мерзлоты.
Именно в силу своей физической силы русские редко пользуются автосервисом и меняют колёса сами – вместо того, чтобы использовать домкрат, они приподнимают машину руками, а жена в это время подкладывает под неё стопку кирпичей. Русские едят много мяса, а также любят сахар, масло, хлеб и картофель. Рыбу же русские совершенно не любят – в магазинах её даже не продают. Поэтому немногочисленные любители рыбы покупают её на рынке. Вероятно, рыбу русским заменяет икра. Благодаря такой еде, русские крупнее японцев и очень сильны физически.

Русские женщины вместо традиционной водки пьют русский напиток кувасу (クワス), приготовляемый на воде из хлеба с солодом.

Этот самый кувасу, напоминающий корейское 焼酎, продаётся в бочках прямо на улицах.  Женщины быстро от него пьянеют и в этом состоянии мочатся где им вздумается.

В русских туалетах клозетные чаши ставят не вдоль стены, а перпендикулярно ей. Туалетных же шлёпанцев в русских туалетах нет вообще, как нет и защитных раковин у напольных чаш. Особенно следует предупредить японских мужчин: В русском туалете не следует становиться на колени перед клозетной чашей. Во-первых, там нет подколенной подставки, во-вторых,  русские мужчины мочатся только стоя и стоящий на коленях иностранец вызовет у них недоумение и насмешки.

Русские садятся на скамейку не на сиденья, а на спинку скамейки, ставя свои грязные туфли на сиденье. При этом они плюют себе под ноги.
 

 

В сельском хозяйстве русские до сих пор используют ручной труд, но от иностранной помощи при этом отказываются, не желая делить свою землю с кем-то ещё.

Борщ любят не только русские, но и медведи. Поэтому полиция запрещает на ночь оставлять борщ на улице, чтобы его запах не привлекал медведей из ближайшего леса. Медведей русские вообще не боятся, и могут прогнать их со двора одной лишь палкой. Отловленные в детстве медведи легко приручаются, и некоторые русские держат их вместо собак. Но по городу их можно водить только в намордниках (в оригинале 口輪, буквально — кольщо для рта). С медведем без намордника в автобус не пустят.

ボルシチを食べに来たクマ

Русские обладают огромными ресурсами полезных ископаемых, но делиться ими с соседними странами они отказываются, считая, что Сибирь, захваченная ими в XVII веке, принадлежит им безраздельно. В нефтегазовый сектор иностранных совладельцев русские вообще не допускают.
Русское письмо не имеет ничего общего ни с японским, ни с китайским и внешне напоминает американское. Но даже американцы не понимают то, что написано по-русски.

Русские любят стоять в очередях. Даже там, где всего достаточно, они искусственно создают очередь, чтобы завести полезное знакомство или просто пообщаться. Общению по скайпу русские предпочитают мукотоме (目と目– глаз в глаз).
Русские не любят строить дороги. Дорог в России мало, а в Сибири есть целые префектуры, где дорог нет вообще, и по ним ездят на гусеничных вездеходах. Русские бы и рады построить дороги, но в этом им мешает вечная мерзлота, ведь климат в России даже холоднее, чем на Хоккайдо. Зато благодаря вечной мерзлоте, в России не бывает землетрясений – земля настолько скована морозом, что не может трястись.

Русская полиция ведёт себя очень строго, постоянно делает замечания и никогда не улыбается.

Русские не любят светофоров. Поэтому они у них только в городах. За городом же люди переходят дорогу где попало, и если такого пешехода задавят, виноват будет водитель.
Несмотря на то, что земли в России очень много, русские всё равно зачем-то строят многоэтажные дома. В результате, Москва перенаселена как Токио, а за пределами Москвы раскинулась заснеженная пустыня с редкими деревнями.
Зато все дома у русских отапливаются, и несмотря на лютую стужу, в помещении тепло и можно находиться без верхней одежды.
Русские хорошо говорят по-английски, но японского среди них почти никто не знает.
Большинство русских крайне несдержанно. Если в ресторане заиграет музыка, они начинают танцевать, не стесняясь других посетителей. В ресторанах даже выделяют специальное место для танцев, чтобы вдруг захотевшие потанцевать, не мешали другим ужинать.
Суши-баров в России больше, чем в самой Японии. У входа в суши-бар, как правило, стоит кореец, притворяющийся японцем. Он карикатурно кланяется, зазывая посетителей.
Русские очень любят мангу и аниме, а Наруто более популярен в России, чем их собственный Чебу.


Москва глазами китайцев
Зверства японцев на нашем Дальнем Востоке

Голландцы о русских
Англичане о русских
Японцы произошли от чукчей
Английские морпехи примёрзли к памперсам и отказались от участия в учениях
Норвежские дети перенимают русский язык

Норвегию насилуют мусульмане
Если русские танки пойдут на Киев, они остановятся только в Лиссабоне
Наш Дальний Восток на китайских картах
Интересные факты о русских с точки зрения китайцев
Китайцы о Путине 中國有關普京
Японцы требуют уже и Сахалин
Американцы о русских
Американцы о русской армии

Китайцы о русской армии
Евреи в Вермахте
Евреи-полицаи
Мигранты из Средней Азии – угроза нашим детям

Во что верят китайцы

 

Учитывая, что большинство долго живущих в Японии иностранцев это мужчины, и больше японок, нежели японцев, заинтересованы в изучении языков и культур, вполне логично, что чаще всего встречаются пары вида “японка + иностранец”.

Разумеется, в каждом обществе можно найти свои положительные и отрицательные черты – собственно, об этом и пойдёт речь дальше: давайте послушаем, что привлекательного (и наоборот) японки находят в своих иностранных приятелях и мужьях.

Поскольку иностранцев в Японии не так уж и много, можно прийти к логичному выводу, что сначала наши респондентки встречались с соотечественниками.

Согласно опросу, проведённому на веб-сайте “Nico Video”, представленные ниже причины стали основными для разрыва этих отношений:

1. Никакого понятия о рыцарстве – 48,3%
2. Не выражал свои чувства – 43%
3. Не брал инициативу на себя – 24,7%
4. Не говорил комплиментов прилюдно – 17,6%
5. Не следил за своей физической формой – 14,5%

Однако, несмотря на опасения японских мужчин, не всё так плохо. По словам одной женщины, комфорт и понимание зависят от общности установок:

Когда я выйду замуж, я хочу оставить работу и стать домохозяйкой. Думаю, женщинам с такими предпочтениями будет лучше с мужем-японцем, поскольку подобные роли уже давно являются нормой в японском обществе

Причём о прелестях жизни домохозяйки за спиной мужа-японца грезит не только она одна:

Японские мужчины не слишком участвуют в обустройстве дома, так что в большинстве случаев решение остаётся за женщиной.

Как правило, мужчины лишь оплачивают все необходимые детали интерьера

Иностранцы от японских мужчин отличаются весьма значительно, и в первую очередь следует вспомнить про языковой барьер.

В отличие от моего парня, я не носитель английского языка, так что когда у меня не получается точно выразить то, что я хочу сказать, это весьма мешает

Если ты ещё раз оставишь туалетное сиденье поднятым, я тебя… убью? “Убью” ведь подходит? Или лучше “прикончу”?

Отношения между представителями разных культур могут требовать дополнительного времени на выяснение имеющихся различий.

Муж моей младшей сестры родом из Южной Америки, так что они часто ссорятся из-за разницы культур, и им и впрямь приходится прикладывать усилия, чтобы понять, из чего исходит другой

Да уж, даже если вы оба хотите достичь компромисса, встретиться где-то на полпути довольно тяжело, учитывая раскинувшийся между вами Тихий океан.

Вдобавок всё становится куда хуже, когда вы с избранником превращается в двух упрямых старых ворчунов.

С течением времени мы с моим мужем-иностранцем стали больше ссориться из-за еды. Когда мы были моложе, то вполне довольствовались чем угодно в качестве перекуса, но теперь наши вкусы стремятся вернуть нас в детство – нам хочется есть то же, что мы ели тогда. Думаю, это одна из основных причин, по которой распадаются некоторые многолетние международные браки

Тут необходимо отметить, что в большинстве стран мира (и Япония не исключение) дети любят такую еду, которую взрослый человек может сам себе с лёгкостью приготовить.

И всё же, учитывая все эти “шпильки” в адрес иностранцев, как же им удаётся привлекать японских женщин? Для начала, по сравнению с уже упоминавшимися выше безразличными японскими мужчинами, многие иностранцы с энтузиазмом вносят свой вклад в построение гнёздышка – и это нравится женщинам.

По словам моего мужа-канадца, для него помогать по дому совершенно естественно

Не знаю точно, то ли он и впрямь очень прилежен, то ли я очень ленива, но меня всякий раз впечатляет, сколько [работы по дому] делает мой муж-британец… Когда мы ждём гостей к ужину, он пылесосит, всячески наводит порядок и даже расставляет свежие цветы

Но куда чаще в качестве комплимента иностранным мужчинам японки отмечают их романтическую жилку. Для общества, где прямое выражение нежных чувств довольно редко встречается, это может казаться удивительным.

Мой парень родом из Америки, и когда бы мы не говорили по телефону, на прощание он обязательно говорит мне: “Я люблю тебя”. Каждый раз это вгоняет меня в краску

Свою репутацию европейские мужчины подтверждают, находя весьма поэтические способы выражения любви. Так, избранник-испанец одной японской женщины каждое электронное письмо начинает словами: “Самой красивой женщине в мире”.

Вполне ожидаемо, что французы подходят к данному вопросу с присущими им изысканностью и вкусом:

По выходным мой парень делает мне завтрак и будит меня поцелуем со словами: “Я никак не мог дождаться, чтобы увидеть своё отражение в твоих прекрасных глазах”

Разумеется, в конце дня (или в начале вечера, если для кого-то ещё слишком рано, чтобы ложиться спать) важно помнить, что вы строите отношения с человеком, а не с представителем той или иной страны.

Лучше всего будет почерпнуть всё хорошее из перечисленного выше – о японцах ли, об иностранцах ли, и постараться избежать указанных отрицательных моментов. В конце концов, никто, кроме мошенников по части виз, не выбирает, с кем встречаться, глядя в паспорт.

: Casey Baseel, 23.01.2014
Перевод на русский: Кальчева Анастасия для «Fushigi Nippon / Новости из Японии», 24.01.2014

Читайте также:

В огромной серии научных и научно-популярных изданий, которую в Японии принято называть кратко «Японцы и…» (на месте многоточия должно стоять название какого-либо народа), книги и статьи, посвященные сравнению японцев и русских, японской и русской культур, занимают не так много места. Значительно большее внимание уделяется исследованию взаимовосприятия двух народов, их исторических контактов, этнических и культурных стереотипов, сложившихся в представлениях японцев и русских друг о друге.

С точки зрения культурно-компаративистского подхода показательна работа профессора Университета Васэда Симода Микио (Симода, 1985). Анализ природно-климатических условий двух стран, повлиявших на различия в их культурах, национальной психологии, позволяет Симоде вычленить следующие основные особенности.

Япония относится к странам муссонной цивилизации. Для них характерны большие коллективные усилия в области ирригационного земледелия (выращивания риса на обводненных полях). Россия же принадлежит к странам степной цивилизации. Она раскинулась на огромных пространствах Евразии, бывших когда-то под владычеством кочевников. Избавившись от монголо-татарского ига в XV в., русские устремились на Восток. «Движущей пружиной этого процесса была терпеливость и несломленный господством татар дух народа» (там же: 110). Несмотря на обширные просторы, значительная часть земли на европейской территории России скудна и малоурожайна. Поэтому для ее эффективной обработки русская деревня формировала общины и поддерживала патриархальные отношения (за исключением черноземной зоны, где преобладало хуторское хозяйство). В мирской общине отразилось характерное для русского народа представление, что земля дана всем от Бога. Суровость природных условий способствовала закреплению в общинных нормах, а затем и в национальном сознании принципа «кто не работает, тот не ест», идей коллективной взаимопомощи и уравнительности. В целях справедливого перераспределения земли через несколько лет осуществлялся непременный передел ее. Единица землевладения совпадала и с единицей самоуправления, и с религиозным приходом. Упор на общинную основу организации составлял характерную особенность России, резко отличавшую ее от стран Западной Европы. В связи с этим некоторые японские исследователи считают, что Ленин, критиковавший народничество, сам на практике осуществлял его программу в вопросах землепользования. Другие же утверждают, что единственным путем повышения эффективности русского земледелия в конце XIX – начале XX в. была столыпинская политика приватизации земли и что, если бы Россия пошла дальше по этому пути, она добилась бы в сельском хозяйстве гораздо больших успехов. Симода не согласен с этой точкой зрения, полагая, что в той или иной форме общинное землевладение должно было непременно возродиться, гак как его требуют природно-географические условия России. Так что даже при формально частном землевладении непременно должен был произойти возврат к какой-либо форме общинной собственности. «Это так же верно, — замечает Симода, — как и то, что история Рима не претерпела бы существенных изменений, если бы кончик носа Клеопатры был бы на сантиметр выше или ниже» (там же: 118). «Поэтому кто бы чтобы ни делал, царь ли, Столыпин ли, Ленин ли, какая бы ни была система — самодержавие или социализм, в русских природно-климатических условиях всегда возродится мирская община или что-то подобное ей» (там же).

С земледельческой (общинной) традицией связана и высокая роль в православном христианстве культа Девы Марии. В процессе приспособления христианства как религии, возникшей в районах с пустынным климатом и имевшей первоначально ярко выраженные мужские приоритеты, к земледельческой культуре Древнего Рима в нем усиливался необходимый для земледельческого народа культ женщины-матери. Эта традиция жива и в православии, она жива и в русской литературе, тесно связанной с народной традицией (у Ф. Достоевского и Л. Толстого), но ее нет в тех литературных течениях, которые находились под влиянием идей западного либерализма (например, у А. Чехова). На заимствование и развитие в России идей социализма значительное воздействие оказала традиция общности. Вначале в борьбе славянофилов с западниками первыми отстаивалась мысль о том, что России суждена своя, особая дорога, ведущая к установлению справедливого общества, лишенного капиталистических противоречий. С поражением и переходом народничества на путь индивидуального террора его место заняла социал-демократическая идея. При этом марксизм, создававшийся как учение о разрешении противоречий развитого западного общества, но оказавшийся практически неприменимым в нем, смог ответить на потребности периферийных обществ, в том числе российского. Однако в царской России при отсутствии гражданской сплоченности и массовых движений марксизм, предполагающий зрелость и сплоченность пролетариата, превратился в теорию насильственной революции силами подпольной заговорщической организации небольшого числа профессиональных революционеров. «Этот образ мышления был в конечном счете крестьянским» (там же: 127). Общинное сознание наложило свою печать и на славянское понимание свободы. Мыслится, что она не завоевывается личностью, а дается сверху и обеспечивается в рамках мирской общины, на основе единства и сплоченности всех ее членов. Этому учит славян их исторический опыт борьбы с многочисленными сильными врагами.

Природно-климатические условия Японии отличаются, например, от условий лежащей севернее ее, но приблизительно равной ей по размерам территории Великобритании, более влажным климатом и гористым рельефом, из-за которого 2/3 ее территории ни для каких видов хозяйственной деятельности непригодны. В Японии резко чередуются времена года, и поэтому население всегда должно быть готово к резким переменам. В характере японцев заложена постоянная готовность к короткой, но решительной битве. В силу малости территории регулярная борьба за ликвидацию последствий стихийных бедствий необходима и неотложна во имя сохранения жизненного пространства.

С различиями в природно-климатических условиях связаны и мировоззренческие, в том числе религиозные. В Японии, по данным статистики, число приверженцев разных религий примерно в два раза превышает население всей страны. Немало семей, в которых есть и синтоистский, и буддийский, да еще и даосский алтари. Иногда говорят, что это связано с чисто церемониальным отношением к религии в Японии, но это же самое (церемониальное) отношение характерно и для верующих (за исключением относительно небольшого числа фанатиков) в Европе, так что разницу надо искать в чем-то другом. По-видимому наиболее важным признаком религии является наличие учения, провозглашающего общие конечные цели и объединяющего верующих для достижения этих целей и совместного исполнения ритуалов в организацию. Но у японских религий эти важнейшие признаки отсутствуют. Многие течения синтоизма не имеют никакого учения, в других религиях отсутствуют ритуалы или религиозные организации и т. д. Что же касается христианства (в том числе православия), то сущность его учения сводится к обету, даваемому Христу. Он составляет также и моральную основу в повседневной жизни. Несмотря на официальное отрицание религии в социалистическом обществе, традиционное сознание сохраняет в России свою силу. «Массы продолжают горячо верить в религию, а духовная база для формального образования общин, так сказать, клянущихся в верности Марксу и Ленину, — та же самая, что и у православия», — пишет Симода (там же: 145).

Религия — это не только вера в потусторонние силы, как иногда думают японцы, а основа для повседневной жизни и морали. У групп и коллективов в Европе (и Западной, и Восточной) существует определенная общность интересов, в Японии же такой общности нет. Японские религиозные организации являются всеохватывающими, они допускают наличие разнородных членов и восприимчивы к другим культурам. В муссонной японской цивилизации синто выполняет роль «общественного интеграла», житейская мораль определяется конфуцианством, с потусторонним миром японца связывает буддизм.

Но так же, как православие в конечном счете сводится к культу Девы Марии, так и многочисленные религии в Японии очень по-японски в конечном счете сводятся к вере в Амидабуцу и в достижение «чистой земли» и вечного блаженства.

Перед войной на Тихом океане, отмечает Симода Микио, в Японии получила популярность книга «Если Япония сразится с Америкой». В ней подробно рассказывалось, как японский флот одним мощным ударом заставляет противника капитулировать, как во всем мире распространяется идея японского национал-гегемонизма «восемь углов под одной крышей». Уже тогда возникали сомнения, что будет, если противник не сдастся после первого могучего удара. И мрачные прогнозы подтвердились. В конец 70-х – начале 80-х годов в Японии снова насаждалась идея военной ненависти, на этот раз к СССР. Подумывая о написании книги «Если Япония сразится с СССР», Симода решил подробнее изучить русскую историю. Он обнаружил, что еще в стародавние времена персидские цари в войнах со скифами столкнулись с тактикой выжженной земли и партизанских действий, в результате чего их попытки покорения скифских племен потерпели полный крах. Аналогичная участь постигла в более поздние времена наполеоновские и нацистские армии. Даже в русско-японской войне (1904–1905), которую русские, вроде бы, проиграли, на самом деле именно Японии удалось заключить мир, находясь уже на грани катастрофы, а Витте даже заявил в Портсмуте, что Россия войны не проигрывала, и в этом была доля правды. Русские — мастера затяжной войны, пишет Симода, тогда как Япония может выигрывать лишь молниеносные войны, заставляя противника капитулировать после первого же мощного удара, о чем свидетельствует вся история страны. Сегодня средств для молниеносной победы у Японии нет. «А раз так, го лучше не воевать» (там же: 144). Не говоря уже о ядерном оружии, применение которого за 10 минут не оставит и следа от Японии.

Из этих примеров следует, что в стратегии и тактике ведения войны должны учитываться не только военный, экономический и технический потенциалы, но и культурные традиции как своей страны, так и противника. Игнорирование субъективного (культурного) фактора, запечатлевшего в себе многовековой, опыт народа и смоделировавший его образ мышления и поведения, часто приводит к драматическому исходу.

В сравнительных исследованиях о японцах и русских, японской и русской культурах, осуществленных японскими исследователями, естественно «Исходит отражение опыт исторического общения двух народов и сложившиеся в процессе его стереотипы. Этот опыт общения и отношений нельзя оценить однозначно, что и получило свое выражение в двойственном характере восприятия и представлений о России и русском народе, имевших и имеющих хождение в Японии.

Первые контакты японцев с Россией и русскими относятся еще ко времени «изоляции страны» (1633–1852), к самому концу XVII в., когда атаман Атласов встретился с плененным камчадалами японцем Дэнбэем и доставил его в Петербург. Дэнбэй сыграл очень важную роль в ознакомлении русских людей со своей страной. В XVIII в. происходят первые спорадические контакты японцев с русскими на японской земле.

Однако до 1852 г. это общение было случайным и нерегулярным. Лишь после «открытия страны» и особенно после революции Мэйдзи (1867–1868) отношения между Россией и Японией, русскими и японцами приобретают стабильный характер, в каждой стране постепенно формируется «образ» другой страны и другого народа, сохраняющий известную целостность и в го же время изменяющийся в соответствии с историческими обстоятельствами.

Известный японский социолог Цуруми Кадзуко, рассматривая историю формирования «образа» России в японском обществе с конца XIX в., отмечает, что первоначально это был «образ страшной для японцев страны» (Осада, Такабатака, Цуруми, 1978: 63). Возможность любого рода конфликта с ней вызывала панику в обществе: так было, когда японский полицейский Иуда нанес удар наследнику русского престола будущему императору Николаю во время его визига в Японию в 1891 г., так было и накануне русско-японской войны (1904–1905). Однако после победы в войне чувство боязни и опасения уступило место чувству превосходства и пренебрежения (там же). В истории японских контактов (на уровне непосредственного общения с Россией) Цуруми выделяет три этапа: 1) с конца XIX в. до русско-японской войны; 2) интервенция на Дальнем Востоке в 1918 г.; 3) пребывание в лагерях для военнопленных и интернированных лиц в Сибири после второй мировой войны (там же: 64).

В общем, эти три этапа формирования опыта «массового знакомства» японцев с Россией и русскими были в значительной мере окрашены в «военные тона», что само по себе предопределило включение в создаваемый средним японцем «имидж» России таких понятий, как «страшная страна», «потенциальный враг» (там же). Эти понятия, правда, составляют не весь «имидж», а только одну — политическую — часть его. С ней сопряжены и те негативные характеристики, которые японцы включают в свои стереотипные представления о русских. Политическая часть «имиджа» России особенно активно используется во времена осложнений в японо-советских отношениях. Она же способствует поддержанию в такой обстановке негативного представления о русских и нелюбви к ним.

Свидетельством этого могут служить проводившиеся начиная с 1953 г. раз в пять лет обследования японского национального характера, где русские по своей непопулярности среди японцев занимали, как правило, второе место после корейцев (Нихондзин-но, 1982; Осада, Такабатака, Цуруми, 1978:62).

Но в то же время японский «образ» России и русских имеет и свою позитивную сторону, и ее формирование связано с сильным влиянием на японскую интеллигенцию русской классической литературы и ее образов, воспринимаемых обычно японцами как часть духовно близкого им мира.

Двойственность «образа» («имиджа») России, основанная на «дисбалансе» между чувствами политической настороженности и духовной близости, нередко становилась причиной психологических «травм» для японцев в их восприятии этого «образа» (Осада, Такабатака, Цуруми, 1978: 64). Значительная роль в создании двойственного образа принадлежит тому обстоятельству, что у большого числа японцев, оставивших свои воспоминания и впечатления о пребывании в России и о встречах с русскими, «полевые наблюдения» (если только можно употребить в данном случае это словосочетание) велись в военной или лагерной обстановке. Столь же важна в этом отношении и роль японской печати, для которой советский человек очень часто олицетворял «образ врага».

Некоторые японские исследователи, например известный советолог Симидзу Хаяо, считают, что появление в Японии двойственного образа России и русских восходит не к концу XIX – началу XX в., а ко времени после Октябрьской революции 1917 г., когда в сознании японца начинают сосуществовать два «образа»: «русского человека» (доброго, дружелюбного) и «советского человека» (коварного, высокомерного) (Симидзу, 1979: 15). Первый сложился под влиянием русской классической литературы XIX в., второй — японской печати XX в. Согласно проведенным Симидзу опросам, у японцев образ России связан с русской природой и крестьянством, образ Советского Союза — с политическими структурами. Многие опрошенные им японцы называли себя «русофилами» и «советофобами».

На основе опыта общения с русскими у японцев сложилось общее представление об их положительных и отрицательных чертах, в значительной мере передающее их собственную систему ценностей.

В ряду положительных черт они называют следующие: доброту, человечность, душевность, участливость, широту души, выносливость, терпеливость, оптимизм. В качестве отрицательных называются: коварство (черта непременная для «образа врага»), некоммуникабельность, нечестность, жестокость, медлительность, склонность к воровству, к расточительности, к вмешательству в чужие дела, навязчивость, разгильдяйство, леность, отсутствие утонченности (Симидзу, 1979: 61–64, 176–198; Симода, 1985: 101–102).

Иногда эти черты воспринимаются в диалектическом единстве как проявление противоречивой натуры русского человека, сочетающего в своем характере доброту и жестокость, честность и необязательность, тугодумие и способность к творческому мышлению, оптимизм и пессимизм.

Для русской культуры и русского человека, по определению Симидзу Хаяо, характерно особое «русское представление о времени», признающее важнейшим то, что нужно сегодня, и отводящее завтрашнему дню второстепенное значение, и «русское понимание собственности», не проводящее грани между своим и чужим (Симидзу, 1979: 221–222). Типичной чертой русского общества и человека является также социальный дуализм, т. е. четкое разделение официальной и частной сфер жизни.

Оценивая отношение русских к японской культуре и японцам, японские исследователи, в частности упоминавшийся ранее Симода, указывают на их достоинства и высокую достоверность. И. Д. Касаткин (1836–1912), распространявший православие в Японии, настаивал на том, что японское общество не является восточной деспотией, что в нем нет слепого повиновения, невежества и тупости, оно отличается высокой организацией и образованностью, готовностью заимствовать наиболее совершенное извне и адаптировать к своим условиям. В наши дни известный советский журналист В. А. Овчинников в качестве наиболее характерных черт японской культуры называл: 1) отсутствие абсолютной шкалы ценностей – партикуляристско-ситуационалистскую этику; 2) японский группизм и 3) преданность японца своей группе. Взгляды и Касаткина, и Овчинникова отличаются, с одной стороны, позитивным отношением к Японии, а с другой — высоким соответствием реалиям ее жизни.

Корнилов М. Н.

Брагинский С. В.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нихондзин-но кокуминсей. Дайён. То:кэй су:ри кэн-кю:дзе Кокуминсей те:са иинкай хэн. Токио: Идэмицу сётэн, 1982. 8. 469 с. Яп. яз.

Японский национальный характер. Материалы шестого обследования (1978 г.).

Осада Хироси, Такабатака Мититоси, Цуруми Сюнсукэ. Нихондзин-но сэкай гидзу. Токио: Тю:о: ко:ронся, 1978. 284 с. Яп. яз.

Японская карта мира.

Симидзу Хаяо. Нихондзин ва надзэ Сорэн га кираи ка. Токио: Яматэ се:бо, 1979. 288 с. Яп. яз.

Почему японцы не любят Советский Союз?

Симода Микио. Нихондзин то росиадзин // Хикаку бунка-но сусумэ. Ибунка рикай-но мэдзасу моно. Токио: Сэйбундо. 1985. С. 101–147. Яп. яз.

Японцы и русские.

Тэратани Хироми. Нихондзин то росиадзин. Токио: NESCO books. 1986. 236 с. Яп. яз.

Японцы и русские.

 

ЯПОНЦЫ И ИЗУЧЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ (ХОВАЙТО У:МАН, ИЛИ БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА)

Распространено мнение, что японцам с трудом даются иностранные языки, особенно английский. Это не совсем верно. Среди японцев есть выдающиеся переводчики, познакомившие Японию с шедеврами мировой литературы. В пример можно привести таких гениальных авторов, как Мори Огай (1862-1922 гг.), Фтабатэй Симэй (1864-1809 гг.), а также других писателей эпохи просвещения в Японии. Это особое время в конце ХIХ-начале XX веков, пришедшееся на период Мэйдзи (1868-1912 гг.), когда японцы активно знакомились с зарубежной культурой. Например, Мори Огай долгое время жил в Германии, блистательно владел немецким языком и, в частности, перевёл на японский язык всемирно известное произведение Гете «Фауст». Фтабатэй Симэй познакомил японцев с русской классической литературой — произведениями И. А. Тургенева.

Основные проблемы японцев в изучении иностранных языков заключаются в овладении не письменной, а именно устной речью. Дело в том, что японский язык слишком сильно отличается от всех остальных языков мира. Лингвисты до сих пор бьются над проблемами его происхождения и принадлежности к какой-либо языковой семье и группе. Письменный японский язык очевидно подвергся сильнейшему влиянию соседствующего Китая. Тем не менее, в отношении происхождения японского языка как такового, существуют несколько взаимоисключающих теорий. Например, его нередко относят к семье урало-алтайских языков, уподобляя корейскому и монгольскому. Есть и версия, утверждающая принадлежность японского к австронезийской семье языков, включающую малайский, тагальский и другие языки. Грамматически японский язык является агглютинативным, подобным корейскому, турецкому и суахили. В общем, с какими языками только не выискивают сходство у японского, даже с языком басков в Испании!

Так с какими же сложностями всё-таки сталкиваются носители столь уникального языка при изучении иностранного? Прежде всего, не стоит забывать, что японское письмо — иероглифическое, а европейские иностранные языки, осваивая которые японцы, в основном, и испытывают трудности, характеризуются азбучным письмом. Несмотря на то, что количество букв в алфавитах европейских языков на десятки тысяч меньше иероглифов в японском, при их изучении речь идёт о тотальной перестройке системы мышления. Те, кому приходилось изучать иероглифы или арабскую вязь, поймут с какими сильными переменами в мироощущении это сопряжено. Однако и китайский язык японцам, оказывается, не так легко освоить. У них не возникает проблем в приблизительном понимании китайского иероглифического текста, но им сложно говорить на нём из-за огромной разницы в произношении.

Ещё одна проблема в восприятии иностранного, в частности, английского языка японцами заключается в его кардинально отличной от японского грамматической структуре. Дело в том, что в японском языке сказуемое, выражающее действие и, следовательно, основную суть предложения, стоит в конце. Поэтому японцы привыкли фокусировать своё внимание именно на последней части предложения. В английском же сказуемое помещается чаще всего в начале предложения. Слушая речь иностранца, японцы иногда по привычке «пропускают» начальную часть предложения, сосредотачиваясь лишь к его концу, куда иностранец ставит обстоятельства — относительно менее важную информацию о том, где, когда и с кем что-то произошло. Таким образом, они не понимают главной части произносимого.

Этим оригинальным объяснением проблемы, с которой японцы сталкиваются в общении с иностранцами, со мной поделился директор школы английского языка в Нагоя «Blos».

Далее следует упомянуть и различия в фонологической системе: для английского и русского языков, например, характерны отдельные звуки речи, сводимые в абстрактные единицы — фонемы; для японского — ритмические единицы моры, то есть звуковые комплексы, состоящие из согласного и гласного; и японская азбука, соответственно, слоговая. Носители японского языка с лёгкостью членят любое слово именно на такие единицы (моры), разделение же на более мелкие сегменты (фонемы) — задача для них гораздо более сложная.

Именно поэтому японцам так трудно воспроизводить иностранные слова, в которых друг за другом следуют одна за другой согласные. Они просто не осознают согласные звуки сами по себе. Русское слово «всхлип» является для них настоящей лингвистической пыткой. В этом и кроется причина того, что заимствованные японцами иностранные слова не поддаются никакому пониманию носителей их оригинального варианта. Прибавьте к этому невозможность различать звуки «р» и «л», губной «в» и получите в результате что-то типа: «Харо:! Ховайто-но курума дорайбу суру? Райбу миру?»[29], — где харо: — производное от английского «hello» (привет), ховайто — от «white» (белый), дорайбу — от «drive» (водить авто), а райбу — от «live» (концерт). В передаче английского «w» японцы используют «у», передавая «wh», используют «хо», поэтому в японском существуют и такие слова как ушан от «woman» («женщина»), и хоиссуру от «whistle» («свистеть»), хотя в языке-оригинале и те, и другие начинаются с одинакового звука, а «h» не произносится. Так как заимствованные слова составляют огромный лексический пласт японского языка, если вы распознаете принципы транслитерации иностранных слов на японский, то овладеете 10% современного разговорного японского языка. Кстати сказать, русские слова тоже присутствуют в японском: например икура от «икра», цундора от «тундра» и другие.

В связи с вышеописанным мне вспомнился интересный случай, который убедил меня в том, что японцы становятся зависимыми от фонетики своего языка только в возрасте 6-7 лет, когда идут в школу и изучают там японский по всем правилам. Одна моя знакомая обучала трёхлетнюю дочку русскому, и та с лёгкостью произносила: «один, два, три» и т.д. Но стоило девочке пойти в школу, как у неё появился сильный акцент: «одыну, доба, тори»… Так или иначе, раннее обучение иностранному языку, особенно детей-носителей языков с такой специфической фонетикой, как в японском, просто необходимо.

Мне довелось немного попреподавать английский в детском садике в Японии, и я могу с уверенностью сказать, что японские дети в возрасте 3-5 лет замечательно схватывают английский, и если уделять много времени их произношению, то они очень хорошо усваивают разницу между звуками «в» и «б», а также «л» и «р».

Сейчас в Японии повсеместно открывается множество частных английских школ, предлагающих многоуровневое, разностороннее и интенсивное обучение языку у преподавателей-англичан, американцев, канадцев, австралийцев и новозеландцев. Оно в корне отличается от системы преподавания иностранных языков в японских общеобразовательных школах, где основной акцент делается на чтение и понимание письменных текстов и их перевод на японский в рамках подготовки к сложным теоретическим экзаменам по английскому при поступлении в ВУЗы. Разговорный английский в обычных школах практически не преподаётся, поэтому большинство детей посещают английские школы или дзюку, школы с углублённым изучением нескольких предметов, по вечерам.

Изучение русского также довольно популярно в Японии, но уже в рамках университетского образования. Говорят, что, если японцы активно и долго учат русский, то у них меняется строение челюсти. То же самое актуально и для русских, говорящих по-японски. Мне, и вправду, доводилось встречать японских и русских переводчиков, которые были очень непохожи на представителей своих национальностей, хотя по происхождению являлись стопроцентными японцами или русскими. В этой связи вспоминается метафорическая пословица, известная во всём мире: «Сколькими языками человек овладевает, столькими людьми он и становится».

К. Г.


Примечания:

2

См. обширный список ю:су хосутэру в приложении.

29

«Привет! Хочешь прокатиться на белой машине? Пойдёшь на концерт?»

Оглавление

Что японцев удивляет в русских!

Русские девушки целуют друг друга в щеку при встрече, или когда девушки целуют парней в щеку. Если японец японку (или наоборот) целует в щеку, то это равносильно признанию в любви.

Русские не чистят дольки апельсина и виноградинки. В Японии чистят.

В России слишком громко смеются в кинотеатрах.

Удивляются людям с пивом на улице. Нельзя же!

Шокирует то, что японских мальчиков в России принимали иногда за девочек.

Русские пьют зеленый чай с сахаром.

Русские слишком тщательно макают роллы в соевый соус.

Соба (гречневая лапша) в России совершенно другого вкуса по сравнению с Японией.

Шокируют цены на ролы и суши, а также состав некоторых ролов.

В России можно, оказывается, купить растворимый мисо-суп: думали, можно только в Японии.

Диван вместо кровати: а где же ты спишь?

Шокирует, как мы сильно тратим воду.

Что мы чаще принимаем душ, чем ванну.

Русские девушки не бреют руки? Странно! Некоторые русские мальчики бреют подмышки? Зачем?!

Дешевизна арбузов. В Японии один арбуз стоит около 1000 рублей!

Стандартная кола в Макдаке в России равна большой коле в макдаке в Японии.

Бесплатные курсы японского языка. Как бесплатные? Почему бесплатные?

Русский парк. Это не похоже на парк! Это же лес!

Русские разводят костры в парках и лесах. Нельзя же! Опасно!

Многие русские хорошо говорят по-английский

В Японии живые цветы дарят в тех же случаях как у нас бриллианты.

Японцы не принимают ванну с пеной.

У японцев не принято цветы дарить или пропускать девушку вперед.

В Японии другие мерки размера груди.

Японцы считают, что русская девушка похожа на фею и на ангела, а русская бабушка на монстра.

У нас не только есть бесплатное высшее образование, но что еще платят и стипендию, которую можно тратить по своему усмотрению и не нужно потом возвращать. Высшее образование всегда платное в Японии. Особенно дорого учиться на врача. На врача в основном учатся дети врачей.

У нас дешевое и вкусное мороженое.

Аналог советской формы, что старшеклассницы сейчас надевают на последний звонок — горничные, мэйд-кафе?!

Шокирует, что мы можем разгуляться на широкую ногу даже на последние деньги.

Разумеется, их шокирует мусор у нас.

Японцы впервые в России (!) познакомились с шоколадными яйцами.

Японок удивляет, что русские парни могут открыто делать комплименты. Многие японцы очень застенчивые, девушки смущаются даже если просто сказать, что на ней отлично сидит платье.

Глубокий шок вызывает количество нелицензионного ПО, установленного на компьютерах.

Удивляют наши комары. Даже если они еще совсем маленькие и их мало. Для них наши комары кровожадные мутанты.

Наш общественный транспорт, а именно то, что некоторые автобусы у нас буквально

разваливаются, но ездят. Но чтобы удивиться этому, не нужно быть японцем.

Русские таксисты не знают маршрутов своего города.

Огромное количество суси-ресторанов.

Платные общественные туалеты.

В России зонты используются только от дождя, а от солнца никогда.

Японцы будут приятно удивлены, если гайджин хорошо поет караоке, да еще и японские песни.

Когда парень не стесняется на людях держать свою девушку за руку или приобнимать за талию.

У нас запросто подходят к незнакомым, чтобы «стрельнуть» сигаретку или якобы глухонемые дети просят денег.

Русские довольно прямолинейны… Пожалуй, это для японцев самый что ни на есть шок.

Моржевание. Люди зимой прыгают в ледяную воду?!

Если иностранец сидит на коленках и ест палочками.

Масштабные свадебные гуляния

Японцы очень удивляются (приятно удивляются) нашей открытости, нашему радушию и гостеприимству, открытому

выражению эмоций и своей симпатии. Они, конечно, более закрытые.

Больше всего японцев удивляет то, что мы едим. Например, гречка. Для них гречка — то, из чего готовят собу, а не едят просто так.

66 views

Рубрики: Путешествия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *