.

.

Мы с женой прожили в Ташкенте с 2000 по 2007 год. Сейчас вернулись в Россию и живем в Санкт-Петербурге более восьми месяцев. В Ташкенте у нас был бизнес, связанный с обучением. И сейчас, следуя мудрости «большое видится на расстоянии», мы можем высказать свой взгляд на жизнь в Узбекистане вообще и в Ташкенте в частности. Мы поделимся наиболее запомнившимися событиями нашей жизни.

В Ташкент мы приехали на машине, зарегистрированной в России, оформили ее в таможне в режиме «временный ввоз» сроком на полгода. И эти полгода закончились то ли восьмого марта, то ли в Навруз, когда были выходные дни. Заранее машину на оформление не принимали – рано. Короче, в таможню за продлением временного ввоза мы обратились на следующий день после окончания предыдущего срока. Машину поставили на таможенный склад, и началась таможенная работа «в соответствии с действующим законодательством», то есть, оформление конфискации нашей машины.

В Чиланзарском суде у нас попросили 200 зеленых денег за возврат нашего авто. Мы, по-российски воспринимая окружающую нас действительность, платить отказались. Чиланзарский суд вынес решение машину вернуть, но судья, не получивший с нас ничего, СРАЗУ после своего решения сказал, что на его решение УЖЕ есть протест прокуратуры. Мы идем в Чиланзарскую прокуратуру, нам прозрачно намекают, что все вопросы надо было решать через судью. Машину конфисковали, мы через адвокатов подали апелляцию. Городской суд машину вернул, но уже за 500 американских денег через четыре месяца разбирательств.

После этого случая мы сделали вывод. Работники судов всех уровней, обязанные руководствоваться только законом, прокуроры всех мастей, обязанные следить за соблюдением закона, готовы себя в задницу поцеловать за вечно зеленые американские деньги, наплевав на служебные обязанности. Подтверждение этого вывода мы получили чуть позже, через полгода, когда мы познакомились с работой и работниками отдела разбора ДТП в ГАИ на улице имени великого русского композитора М.И.Глинки.

Восприятие окружающей нас действительности стало меняться.

У нас случилось ДТП. В наш автомобиль, совершавший поворот налево на ул. М.Ашрафи (улица, как известно, неширокая), сзади влетел другой автомобиль. И начался аукцион, кто даст больше, сначала в отделе разбора. При этом привлекались даже полковники в ментовской форме. Деньги потрачены, результат аукциона — нулевой. Дело направлено в Хамзинский суд. Аукцион продолжился с привлечением четырех судей и председателя этого «дворца правосудия за деньги». После этого «аукционного дома» торговая площадка была перенесена в городской суд на улице восточного писателя, поэта, ученого, просветителя А.Навои. Когда в результате почти полугодовых «торгов» стоимость «лота» приблизилась к сумме ущерба, мы приняли решение, что нам справедливость любой ценой не нужна, поскольку вероятность перенесения следующей «торговой сессии» с повышением ставок противоборствующих сторон в верховный суд была стопроцентной.

Восприятие окружающей нас действительности продолжало меняться. И оно изменилось окончательно после одного незначительного разговора с одним мелким юристом мелкого банка (крупных банков в Узбекистане просто нет).

Этот юрист получил образование в России.

И, видимо считая себя неудачником, он нам говорит: «Что это за жизнь в России? Все мои однокурсники никак не могут найти себе хорошую работу в суде, прокуратуре, ментовке, налоговой. Работают какими-то адвокатами, юрисконсультами в частных фирмах. Разве это работа?»

И тогда сразу стало понятно, кто в Узбекистане хозяева жизни. Это — люди ничего из себя не представляющие, но занимающие любую должность в означенных этим юристом организациях. Понимание этого облегчило жизнь в дальнейшем: если этим загребалам показать, что тебе наплевать на место их работы, их должности, то тогда ты сам становишься хозяином положения при общении с ними. Поверьте, мы этим пользовались неоднократно. Примеры далее.

Как я уже писал, наш бизнес был связан с обучением и немного касался автотранспорта, у нас на предприятии было несколько легковых автомобилей.

И вот однажды у нас в офисе «зазвонил телефон». Снимаю трубу, и вот наш разговор: «Я работаю в прокуратуре Чиланзарского района, вы должны выдать свидетельство об окончании ваших курсов какому-то Перебердыеву, очень нужно. – Без проблем, документы выдам завтра же, пусть приходит. Скажите только мне вашу фамилию, чтобы я смог к вам обратиться с просьбой закрыть уголовное дело на одного моего знакомого, очень нужно. – Я не могу совершить должностное преступление. – Я тоже. До свидания». Больше он не звонил. Перебердыев свидетельство не получил.

Другой случай. В Узбекистане намечались выборы «карманных» партий в «карманный» парламент. В офисе снова «зазвонил телефон»: «Явитесь к первому заму хокима Чиланзарского района». Являемся. Оказывается, он раскатал губу на наш автопарк, чтобы мы обеспечили НОЧНОЕ дежурство наших автомобилей с водителями при хокимияте. Естественно, все это на халяву и под красивым соусом «о гражданском долге, о необходимости обеспечить четкую организацию выборов и прочее, прочее, прочее». После его словоблудия мы ему говорим: у нас нет гражданского долга перед Узбекистаном, мы граждане России, Узбекистану платим налоги, и мы полностью с ним в расчете. А машины не дадим. Он даже позеленел: я вам свет в здании отключу, воду перекрою! Мы ему говорим, угрожаете, на этом месте помедленнее, мы записываем, только попробуйте хоть что-то сделать, посмотрим, кто кого. Ему и сказать-то нечего: «Вы получите письменное требование» — «А вы получите письменный отказ». Требование он пишет до сих пор, наверное, в Питер отправит. Ждем-с.

Это личный опыт. А сама жизнь в Узбекистане проходила от одной масштабной кампании к другой. Все эти кампании носили красивые названия, широко освещались в прессе и на телевидении. Цель этих кампаний одна – переименовать УЗБЕКистан в УСПЕХистан.

Начали с «упорядочения» оптовой и розничной торговли, то есть с запрета всякой торговли. Условия для нормальной торговли после этого «упорядочения» были созданы только для ООО «Каримов и Со.». Кабинет министров Узбекистана принял постановление о регламенте работы ипподрома. Узбекистанцы знают, что ипподром – это барахолка республиканского значения, и кабмин не погнушался залезть даже на барахолку, чтобы наложить лапу на деньги ипподрома. При этом против «неупорядоченных» были возбуждены уголовные дела. Других проблем, кроме денег на ипподроме, в стране нет. Всё другое хорошо.

Нет, не всё.

Слишком много наличных денег у населения образовалось. Оно богатое стало. Тогда начали кампанию по «ограничению внебанковского оборота наличных денег». Экономический смысл этой кампании не смог объяснить никто, к кому бы мы ни обращались. Предприниматели остались без оборотных средств, работники без зарплаты, старики без пенсий. В перерывах между танцами и песнями по телевидению рассказали, что в разных областях страны возбудили уголовные дела в отношении людей, не желающих расставаться с наличными деньгами по-хорошему. Деньги отобрали, народ перестал быть богатым. Всё другое хорошо.

Нет, не всё. Деньги отобрали, а куда их девать? Кому нужен вагон узбекских сумов? Давайте откроем конвертацию. Открыли, но только для своих. Один наш знакомый притащил из Казахстана несколько вагонов муки, продал за сумы, отправил их на конвертацию. Сумы заморозили на спецсчете, а курс доллара растет, конвертации нет. Чем закончилось, не знаем. Зато против тех, кто даже в этих условиях пытался торговать с внешним миром, возбудили уголовные дела. Занимайтесь, ребята, внешней торговлей, свобода предпринимательства полная. А всё другое хорошо.

Нет, не всё. Наличные деньги у населения все-таки откуда-то берутся. И у предпринимателей они есть. Не должны быть. Надо поставить в каждую торговую точку терминал по приему платежей по пластиковым картам, а все зарплаты выдавать только на карту, никаких наличных. Все, как в цивилизованном мире. Понятно, что терминалы и карточки по дешевке где-то в Китае закупило ООО «Каримов и Со.». Кто не захотел покупать терминал, оказался под следствием. Как только все терминалы были проданы втридорога через банки предпринимателям, вся пластиковокарточная кампания была успешно свернута. Все другое хорошо.

Нет, не все. Разбазариваются национальные (каримовские) богатства. Какое варварство выпекать лепешки в тандыре на газе! Ведь Каримов может продать газ за рубеж долларов по 100, а тут его переводят на выпечку какого-то хлеба для какого-то народа. Для выпечки хлеба разрешается использовать только уголь. Уголь Каримову не нужен, в мире спросом не пользуется, возни много, да и вымазаться об уголь можно. На телевидении в перерывах между песнями и плясками рассказали об уголовных делах против расхитителей «народного» каримовского газа. И всё хорошо.

Нет, не всё. Земля, как известно, тоже — «народное» каримовское богатство. Одна фермерша в Ферганской долине взяла землю в аренду. И засеяла ее не хлопком, «народным» богатством, а частнособственническими рисом, дынями, пшеницей, а ту часть земли, что сама не смогла обработать, сдала в субаренду. Уголовное дело против нее освещалось по республиканскому телевидению, естественно, в перерывах между всеобщей радостью от песен и хороводов.

Можно и дух перевести, порядок в стране наведен, «народное» достояние под контролем, народ без денег не выступает, валюта под контролем. Всё хорошо.

Не-е-ет, не всё. Никто в мире не признает УСПЕХистан, если не будет очень красивых официальных цифр. Откуда взялось в Узбекистане положительное внешнеторговое сальдо? Да просто официального импорта нет, сплошная контрабанда, поощряемая государством. Курильщики Узбекистана, вы когда последний раз курили легальные сигареты с акцизной маркой, да вы вообще видели ее хоть раз на сигаретной пачке? Кстати, контрабандные сигареты покупают все менты, таможенники, прокуроры и прочие силовики и ничего не предпринимают. А почему? Потому что деньги от этих сигарет идут напрямую в ООО «Каримов и Со.». Теперь-то точно всё хорошо.

Нет, не все. За бюджетные деньги надо хоть иногда отчитываться, пусть и формально, пусть даже и перед своими. А вот если часть бюджетных денег сделать небюджетными и вывести их из-под контроля, то тогда можно брать их, сколько хочется и ни перед кем не отвечать. Но как? Надо создать движение молодежи Узбекистана «Камолот» и заставить предприятия 10% налога перечислять на его счет. Люди, хоть кто-то видел отчет о финансовой деятельности «Камолота»? А ведь там ваши налоги!

А чтобы совсем все стало хорошо, надо, чтобы этот сайт не могли посетить жители Узбекистана.

Жаль их.

И еще. Ради справедливости. Я искренне считаю личной заслугой Каримова отсутствие бытового национализма в Узбекистане. За всё время проживания в Ташкенте мы ни разу не услышали слов «убирайтесь в свою Россию».

Спасибо тем, кто дочитал до конца наши личные ощущения от жизни в Узбекистане.

.

Рубрики: Путешествия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *